July 22nd, 2018

О базовой основе человеческого существования. Часть вторая

Итак, главным смыслом существования человеческого существа – и одновременно, главным источником его проблем и страданий – является неизбежность существования в рамках искусственно созданной среды. Этой средой является система общественного производства – точнее, конечно, не производство, как таковое, а измененная посредством его реальность, но смысла это уточнение не меняет. Поскольку, в любом случае, подобная ситуация значит, что для самого своего выживания человек должен работать. И не просто работать – а работать в составе значительной группы людей, поскольку в одиночку ни одна человеческая особь привести окружающий мир в требуемое состояние не способна. Поэтому любимый многими пример с Робинзоном Крузо –то есть, сильно приукрашенная Дефо история выживания Селькирка –можно рассматривать как прекрасный пример «аберрации сознания». То есть, привычного исключения из рассмотрения «обычных» вещей – скажем, того, что дефовский Робинзон-Селькирк пользовался созданными отнюдь не им ножом-топором-ружьем, а так же, семенами. И это не говоря уж об информации – то есть, о владении сложными технологиями строительства или сельского хозяйства, которые являются следствием всей тысячелетней истории человечества.

В общем, получается, что человек может существовать только в условиях «деления» своей жизни с жизнью множества людей – в тесном сотрудничестве с которыми он только и может обеспечить свое выживание. Впрочем, самое неприятное тут даже не это – в реальности принять ограничение свободы, связанное с необходимостью согласовывать свои действия с массой других индивидов, еще возможно. Для одного человека. Но вот для общества подобный поток согласований оказывается критичным – настолько, что оно неизбежно терпит поражение и оказывается подчиненным тем социумам, которые пошли иным путем. А именно – заменили согласование между всеми членами общества на диктат одних (меньшинства) другим. Таким образом убивалось сразу два зайца: во-первых, снижались затраты на указанные транкзационные издержки. (Скажем, необходимость собирать вече для решения: пойти в военный поход или нет.) А, во-вторых, лица, которым досталась роль принимающих решения, обретали значительную свободу в своих действия – то есть, описанное давление среды на них оказывалось меньшим, нежели в ситуации с равноправными общинниками. В подобном случае они могли использовать более рисковые и менее очевидные пути решения – особенно в случае, что на данную «должность» подбирались опытные субъекты.

Скажем, князь по умолчанию был более опытным воином, нежели простой земледелец – который вынужден был большую часть свое жизни заниматься обычным трудом. Поэтому социум, доверивший бразды правления в его руки, оказывался более успешным в военном деле – что автоматически делало его успешным вообще. (Поскольку проигравший оказывался подчиненным победителю – и все его преимущества теряли всякий смысле.) Тем не менее, указанная особенность проявлялась не только в войне: князь, а затем царь получал возможность строительства крупных объектов – скажем, оросительной системы на Древнем Востоке. Возникала возможность вести выгодную внешнюю торговлю – в смысле, активный обмен с другими государствами, в том числе и заморскими. Да, кстати, сама система морских сообщений так же возникла лишь после появления классового разделения – поскольку корабль всегда был слишком сложной конструкцией для того, что отдельное племя могло заниматься его постройкой. (Разумеется, небольшие плоты-лодки строили и без государства – однако способность организовать активное морское сообщение на них было невозможно.)

* * *

Правда, уже с древности было заметен существенный недостаток данной системы. АCollapse )