August 23rd, 2018

Вопрос о белых перчатках. Часть четвертая

Итак, СССР не имел того самого механизма, который обеспечивает стабилизацию классового общества –т.е., собственности. Кстати, последний, как уже говорилось, работает не только при капитализме – напротив, он обеспечивает функционирование подобных социальных систем с глубокой древности. (Начиная с Месопотамии.) И успешно обеспечивает – как это было сказано в прошлой части. Только слово «успешно» тут относится, разумеется, к «правящим сословиям» - поскольку для всех остальных жизнь при подобном «успехе» превращается в Ад.

Но если отвлечься от подобного момента, то можно сказать, что классовые общества большую часть времени своего существования крайне стабильны. Ведь любое серьезное социальное изменение в них неизбежно затрагивает множество интересов огромного числа собственников, в том числе – и крупных. А поскольку в подобном процессе обязательно кто-то из последних будет терпеть убытки, то образуется естественное сопротивление данным изменениям. (Учитывая, что собственники крупные – то крайне серьезное.) Кстати, в наивысшей точке существования подобного социума – когда вся собственность давно переделена и предельно укреплена – подобная особенность приводит к полной невозможности перемен. То есть – идущие негативные процессы вполне могут осознаваться, равно как осознаваться может необходимость их преодоления, однако сделать что-либо оказывается невозможным. (Смотри историю гибели Римской Империи. Или нынешнюю «свистопляску» с коррупцией по всему миру.) Впрочем, это уже совершенно иная тема.

* * *

Тут же стоит обратить внимание на тему совершенно противоположную. А именно, на то, что в отличие от классовых систем – включающих в себя все известные государства, начиная от рабовладельческих тираний древнего Востока и заканчивая империалистическими США – в СССР указанного механизма не было. В том смысле, что его население – включая самых высокопоставленных лиц - собственностью практически не обладало. («Мелкая собственность», конечно же, была – но ее было недостаточно.) И, вследствие этого, «внутреннего» желания противодействовать любым переменам не имело. Нет, конечно, можно сказать, что советская бюрократия была, напротив, удивительно косной, что она блокировала всю новое, и старалась удержать жизнь на одном месте. Все это верно – впрочем, подобное свойство присуще любой бюрократии, не только советской. (Особенно если учесть банальную малочисленность последней: достаточно сравнить разницу в численности чиновников при СССР и сейчас, чтобы понять, насколько небюрократизированной страной был последний. И это еще не учитывая того, что помимо государственных служащих сейчас есть и колоссальное число служащих «частных».)

Однако при сравнении «бюрократического торможения» и «торможения собственнического» можно понять, что первое несравненно более слабо, нежели второе. Поскольку бюрократ, как правило, рискует только формальными «показателями» – самое страшное, что с ним может случится, так это перемещение на «уровень» ниже. Собственник же – особенно крупный – рискует практически всем своим существованием. Кстати, и физическим тоже – по крайней мере, до самого недавнего времени. (Разорившийся господин не имел навыков выживания – и лучшим выходом для него было самоубийство.) Именно поэтому последний оказывается способным на крайне решительные меры – вплоть до таких, которые выходят за рамки закона.

Именно поэтому указанные изменения становятся возможным лишь при крайнем разложении общества, тогда, когда все социальные связи разрушены, и выполнение любого приказа становится вещью вероятностной. Именно так обстояло дело, например, во время русской Революции февраля 1917 года – когда господствующий класс был готов на самые крайние меры. А именно, в Петербург были введены войска, которым были даны указания применять боевое оружие – вплоть до того, что на крышах домов были установлены пулеметные команды. Однако представители этих самых войск – начиная от этих самых пулеметных команд и заканчивая казаками – просто «послали» своих начальников по известному адресу,Collapse )

Краткие выводы из предыдущего поста

Хотя цикл еще не закончен, тем не менее, хочу представить некоторые полезные выводы, которые проистекают из понимания разности устойчивости советского и классового обществ. Пока без доказательств - хотя последние несложны.

Итак, можно сказать, что:

1. Никакого "повторения 1991 года" сейчас ожидать не приходится. Просто потому, что социальное устройство тогда и сейчас различались кардинально. А значит, "легкого" развала России не будет -- как бы его не предсказывали разного рода "пророки".

2. Для классового общества, которое являет собой Россия, уровень жизни населения влияет на стабильность системы крайне слабо. Можно сказать даже, что вообще не влияет. Так что думать, что та же пенсионная реформа или еще какая-то подлость, совершенная властями, приведет "режим" к катастрофе - есть абсолютная глупость.

Так что можно расслабиться - в том смысле, что перестать ожидать, что вот-вот, и "рашка все". Да, кстати, пресловутые санкции так же не способны привести к указанному событию - хотя, конечно, они относятся к иной области. (И их надо разбирать отдельно.)

Да, кстати, вышесказанное относится не только к РФ, но и к Украине и даже США. (Поскольку находятся люди, которые ожидают там (!) Гражданскую войну и иные варианты Апокалипсиса.) Можно их успокоить: никто пока не рухнет. Впрочем, ключевое слово тут "пока"...