September 14th, 2018

В продолжение предыдущего поста - или немного о Великой Революции

Итак, в прошлом посте было сказано про то, что нынешняя пенсионная реформа обнажает крайне важное свойство классового общества. То есть – того общества, которое сейчас считается единственно приемлемым. (Точнее, пытается считаться таковым, поскольку есть некие нюансы, о которых будет сказано чуть ниже.) А именно: то, что его основная функция состоит вовсе не в обеспечении благополучия большинства – как это до сих пор считается. На самом деле же – как уже не раз говорилось – дело обстоит совершенно иначе. Поскольку единственной целью существования классовой системы выступает даже не создание «сладкой жизни» для «гопод» - как это можно было указывается – а обеспечение условий их междоусобной грызни. Пресловутой конкуренции – альфы и омеги классового устройства, того, что и является ее единственной законной целью. Кстати, конкуренции не только экономической – точнее, не только того, что традиционно считается таковой – а вообще, всей сложной системы утаскивания друг у друга «сладких кусков». (Земель, ресурсов, рынков.) Включая такую область взаимного соперничества, как военная.

А пресловутой большинство в данной системе всегда выступает в единственной роли: источника «энергии» для данной всеобщей грызни, «субстрата», топлива для описанной «вечной войны всех со всеми». (Разумеется, под «всеми» тут подразумеваются только власть имеющие.) Забота о котором занимает место, гораздо меньшее, нежели забота пастуха о своих баранах: поскольку если о баранах не заботится, то они могут сдохнуть раньше, нежели придет пора их резать. А «народный субстрат» при любом раскладе сил просуществует дольше, нежели длится стандартная «конкурентная стратегия» - поэтому излишняя забота о нем лишь только отвлекает силы от указанной главной задачи. Собственно, именно потому в течение практически всего времени существования классового общества низшие классы существовали практически впроголодь. Так было в Древнем Риме, так было в период Средних Веков. И даже в пресловутой викторианской Британии – мировом гегемоне XIX века и «Мастерской мира», стране, в которой производительность труда выросла на порядок по сравнению с недавним прошлым – подавляющее число населения не имело лишнего куска. И дети бедняков тут так же умирали от голода и болезней, как и в глубокой древности…

И лишь после того, как мощное рабочее движение, возникшее в среде английского пролетариата еще в первой половине указанного столетия, ситуация начала меняться. Шаг за шагом, медленно, но непрерывно, британские рабочие (а затем и рабочие иных европейских стран) буквально «выжимали» у своей буржуазии возможность более-менее сносной жизни. Да, разумеется, стоит понимать, что даже на это небольшое перераспределение прибавочной стоимости британский капитализм брал средства не из «своего кармана» - то есть, не из указанного «фонда конкуренции» - а за счет усиления эксплуатации колоний. (В которых происходили обратные процессы – то есть, резкое падение и так низкого уровня жизни. В результате чего в той же Индии, стране крайне продуктивной с биологической точки зрения, произошло несколько случаев массовой голодной смерти.) Но это было уже вторичным – поскольку если бы не было указанного пролетарского давления, то ни один капиталист не дал бы рабочим ни одного лишнего шиллинга. (Как это было в том же начале XIX века, когда Великобритания, с одной стороны вывозила несметные богатства из Индии, а с другой стороны, уровень жизни британских низших классов упал до околонулевого уровня.)

* * *

То есть – можно сказать, что никто никогда не давал «низшим классам» возможность существовать иначе, нежели на уровне выживания. Эту возможность они взяли – а точнее, вырвали силой – самостоятельноCollapse )