September 16th, 2018

Продолжение разговора о Великой Революции. Великая пародия

Кстати, ведя речь об изменениях, вызванных Великой Пролетарской Революцией 1917 года, можно указать на довольно забавное явление. А именно – на то, как воспринимается современным человеком само явление неравенства, неоднократно помянутое в последних постах. То есть – указанное деление людей на субъекты, т.е., правящие классы, задающие цели общества. (Впрочем, в реальности эти цели сводятся к так же не раз уже помянутой конкурентной борьбе.) И на тех, кто выступает ресурсами для данных целей, пресловутым «субстратом» - то есть, на классы подчиненные, эксплуатируемые. Подобное положение – как уже не раз говорилось – в течение тысяч лет выглядело как естественное и единственно возможное. (Разумеется, были отдельные личности и небольшие группы людей, что выступали против указанного деления – но они всегда были в меньшинстве.) Поэтому ни у кого не возникало проблем в представлении о том, как должен себя вести господин, и как должен себя вести раб.

Эти представления были даже не привычными – а единственно возможными. Настолько, что, например, русские революционеры-эмигранты середины XIX века с трудом адаптировались в Европе к жизни без прислуги – так как, будучи в стесненном положении, не могли ее тут позволить. (Уровень зарплат в Европе был гораздо выше, нежели в России, где даже самый бедный представитель «образованных сословий» мог иметь слугу.) А ведь это были люди, изначально настроенные на идею равенства и единства народа, и готовые были самой жизнью пожертвовать ради народного блага. Однако «внутри» они сохраняли все нормы и модели «разделенного мира», избавиться от которых было очень тяжело. Кстати, к концу столетия все же избавились – в том смысле, что научились обходиться без слуг. Правда, во многом, это было связано с расширением «социальной базы» революционного движения, приведшей к включению не только «разночинцев», но и «настоящих» рабочих. Но, все равно, скрытая убежденность в том, что есть люди, которые «вершат историю», и люди, которые должны обслуживать «вершителей», существовала довольно долго.

* * *

Так вот, парадоксальным образом – но в совершенно обратном виде – подобное явление можно наблюдать и в современном мире. В том смысле, что начавшееся после гибели СССР движение к возрождению «разделенного мира» привела к актуализации модели «хозяин-раб». Но при этом соответствующие ей представления оказались полностью утерянными. Особенно хорошо проявляется это на постсоветском пространстве, где аристократия – то есть, «главный носитель» хозяйского менталитета (буржуазия была тут развита слабо) – десятилетиями просто отсутствовала, в результате чего не осталось даже отдельных «ядер», сохраняющих прежние представления. Впрочем, и на Западе с подобными вещами слабо – даже там, где формально сохранялись все эти графы и князья, не говоря уж о миллионерах. Поскольку не раз помянутая «советизация» затрагивала крайне широкие области жизни, проникая даже в данные закрытые круги. Но там имеются хоть какие-то зачатки «господского общества». У нас же…

У нас же единственным способом «извлечения» подобных вещей оказалась художественная литература. Collapse )

</em>