September 27th, 2018

Войлок и медвежья шкура –или еще немного о проблеме потребления

Товарищ Майсурян недавно написал интересную серию постов (12, 3 ), посвященных теме потребления. На сама деле, не совсем потребления, конечно – сам автор позиционирует ее, как более глобальную, выходящую на фундаментальные законы эволюции – однако рассмотрение указанного вопроса в данном контексте оказывается очень интересным. Поскольку Майсурян показывает, что настоящие революционеры – точнее, те из них, кто действительно оказывается способным одержать победу в свое деле – живут при это весьма скромно. В указанном посте, скажем, приводятся факты из жизни Владимира Ильича Ленина, который ходил в худых ботинках и питался в дешевых кафе, живя в эмиграции. Более того, даже став руководителем Советского государства, он по прежнему оставался крайне нетребовательным к своей одежде или, скажем, питанию. В общем – к своему быту.

Или, вот другой известный революционер и большевик – Сталин. Про него так же можно сказать нечто подобное. Впрочем, тут нет смысла приводить пример списка вещей, оставшихся после смерти данного политического деятеля, а равно и другие факты «личной скромности вождя» - которыми так любят умиляться «сталинисты». Дескать, до самого конца этот правитель огромной страны прожил в бедности, не скопив ни грамма собственности – за исключением старых шинелей и трубок. Правда, при внимательном рассмотрении становится понятным, что с «бедностью Сталина» дело обстоит довольно неоднозначно – о чем будет сказано чуть ниже. Однако «заштопанного рукава шинели» (пример, приводимый у Майсуряна) это не отменяет.

Сам Майсурян считает, что данное поведение революционеров есть следствие применения ими особой модели «Рахметова-Ленина», основанной на сознательном аскетизме, противопоставляемом буржуазному стремлению к роскоши. Но вот используемое им слово «аскетизм» в данном контексте оказывается несколько неуместным, поскольку в нашем культурном поле аскет означает, прежде всего, человека, который занимается ограничением всех своих желаний и потребностей, включая физические. Вернее, прежде всего – физических, включая жизненно-важные. (Говорить, откуда происходит подобная коннотация, думаю, не надо.) Однако как раз этот аскетизм, направленный на «умаление плоти», сильно отличается от «аскетизма», декларируемого Майсуряном в рамках его «модели Ленина-Рахметова» - поскольку как раз в ней телу, а точнее, поддержанию его в отличной физической форме, придается высокое значение. Напомню, что сам Владимир Ильич практически до самого конца жизни (а точнее, до инсульта, почти парализовавшего его) серьезно занимался физическими упражнениями.

Поэтому данный вид аскетизма Майсурян предложил выделять – а точнее, отделять – от привычного представления об аскетах и назвал его «аскетизмом воина». Однако и это название вряд ли стоит считать удачным – поскольку только лишь физической культурой тут дело не ограничивается. «Аскет» по «модели Ленина-Рахметова» - как подчеркивает ее автор – вполне может потреблять и довольно изысканные вещи. Например, тот же Рахметов любил дорогие сигары, Сталин – ходивший, как было сказано, в заштопанной шинели – одновременно с этим обожал шумные застолья с употреблением хороших вин. (Давало знать кавказское происхождение.) Да и Ленин вполне мог позволить себе некоторые слабости – в конце концов, став руководителем государства, он проживал не в курной избе, а в приличной квартире и даже имел домработницу. Это делает ситуацию с аскетизмом еще более интересной – в том смысле, что мы видим тут случаи очевидного самоограничения, однако имеющие гораздо более сложную форму, нежели в простом случае с «классическими аскетами»Collapse )