October 10th, 2018

Об урбанистике, городе будущего и общественном устройстве. Часть третья

Итак, в советский период было выработано понимание города, как некоего «производственно-жилищного комплекса». То есть – особой системы проживания людей и обеспечения их производственной деятельности. (Та самая «машина для жилья» Корбюзье, но расширенная на все области человеческого существования, включая самую важную – трудовую.) Подобная идея восходила к концепциям утопических коммун-фаланстеров, но, в отличие от них, была прекрасно «масштабируема» - могла охватывать как небольшие поселки, так и довольно крупные города. Наиболее ярко это проявилось в концепции советских микрорайонов, ставших, по сути, «универсальной жилой единицей», из которой можно было конструировать любые жилые поселения в любых жилых условиях. Точнее, почти ставших.
Поскольку для того, чтобы прийти к идее «идеального города», советской урбанистике не хватило всего двух вещей. Во-первых – окончательного перехода к индустриальному строительству, связанному с необходимостью развертывания огромного производственного комплекса. В результате чего даже в самом конце «советского периода» значительная часть зданий возводилась довольно архаичными, трудозатратными методами (скажем, из кирпича), или с использование архаичных же материалов и принципов. (К примеру, стеклопакеты были известны еще с 1970 годов, однако развернуть их массовое использование тогда не удалось. То же самое можно сказать про современные теплоизоляционные и иные строительные материалы, производство которых должно было развертываться по мере роста экономики – но не успело это сделать.)

Ну, а во-вторых – стоит сказать, что развитие советской архитектуры значительно сковывал привычный индустриальный подход, ориентированный на «экономию интеллектуальных ресурсов». Иначе говоря, старались максимально использовать «типовые проекты», хотя уже в тех же 1970-1980 годах появилась возможность значительно увеличить количество «свободного творчества» в архитектуре. (Проще говоря – увеличить количество архитекторов и упростить им расчеты путем массового использования вычислительной техники) Но нет – продолжали упорно держаться за привычные методы, «втыкая» пятиэтажки стандартных серий и на Юге, и на Севере. (Забавно, но, в свое время переместившись почти на полторы тысячи километров, наша семья въехала в ту же самую квартиру, из которого выехала. Хотя были разные не только города, но и материалы, из которых строились дома.) В результате чего не только не удавалось оптимальным образом использовать местные условия – но и в значительной мере ухудшалось эстетическое восприятие полученных кварталов. (Бывших, по сути, довольно удобными, но крайне некрасивыми в противовес той же крайне неудачной во всех планах – однако «выглядевшей красиво» - дореволюционной застройке.)

* * *

Впрочем, можно сказать, что эти проблемы вряд ли могут быть названы фатальными или, даже, критическими - поскольку никаких проблем с их решением не было. Современная строительная промышленность – как было уже сказано – постепенно разворачивалось, что не только давало возможность значительно снизить себестоимость строительства и увеличить его скорость, но и давало архитекторам существенные возможности для творчества. (Недаром уже к концу 1970 годов начинается постепенный отказ от «типовых форм» общественных зданий с переходом к их индивидуальному проектированию и одновременно – существенное расширение «ассортимента» жилых домов.) И если бы СССР сохранился, то, ИМХО, где-то к началу 2000 советское градостроение могло бы стать наилучшим из существующих на Земле. (Ключевое понятие тут – «если бы сохранился» - о нем будет сказано ниже.)

В подобном случае советские города имели вполне реальную возможность эволюционировать к тому самому оптимальному типу "позднеиндустриального" или "сверхиндустриального" (кому как нравится) города, который сделал бы большую часть самых животрепещущих вопросов современной урбанистики неактуальнымиCollapse )