?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

О городах, власти и "антигородской революции". Часть вторая
anlazz
Итак, в течение тысячелетий город, как таковой, изначально являлся центром концентрации «могущества» - т.е., власти и богатства –и лишь во вторую очередь выступал местом общественного производства. Причем, производства скорее «вторичного», основанного на использовании прибавочного продукта, изъятого у сельского населения. Так продолжалось до самого начала промышленной революции, которая привела к изменению указанной ситуации:: город теперь стал рассматриваться, не только, как «место силы», но и как место размещения промышленных предприятий. Впрочем, как можно понять, функция города, как «концентратора» власти и богатства, все равно осталась.

Более того, поскольку заводы и фабрики, как таковые, сами по себе оказалась хорошим способом вложения и приумножения капитала, то они так же оказались подвергнуты «стремлению» к концентрации в указанном «месте силы». (То есть – в городах-центрах власти.) Поэтому первоначально могло показаться, что даже после случившегося особо ничего не поменялось: ну, появились новые промышленные центры, порой «перетягивающие» к себе влияние от старых, доиндустриальных городов. А так – город как был городом, так им и остался. Собственно, именно поэтому урбанистика, как таковая, вплоть до начала или даже середины XX века не сильно менялась – восходя все к тем же идеям, что и во времена Александра Македонского. Тем не менее, в реальности начавшаяся индустриализация уже в самом начале придала городу ту самую двойственность, что в будущем и должна привести его к уже описанному «перерождению».

Поскольку указанное изменение неизбежно вело к включению в состав города новой составляющей – промышленных предприятий, и их персонал - промышленных рабочих. На первый взгляд, это явление несущественное – ведь и до этого существовали т.н. «городские низы», включавшие в себя разного рода ремесленников и подсобных работников, мелких торговцев и лиц «неопределенных профессий» (начиная с нищих и заканчивая уличными музыкантами), наконец, преступников самого различного вида. Эти самые низы на первый взгляд ничем не отличались от индустриальных пролетариев – более того, они и выступали изначально основным источником для рекрутирования последних. (Это уже потому, по мере роста индустрии, началось активное привлечение сюда бывших крестьян.)

* * *

Однако в реальности между указанными слоями было и огромное различие, выражающееся в том, что упомянутые выше предприятия и их работники были, как уже говорилось «вторичными» по отношению к пресловутому «могуществу», поскольку они существовали почти исключительно за счет неэквивалентного обмена между городом и деревней. (Который позволял первому иметь определенный прибавочный продукт – который затем «инвестировался» в городское хозяйство. Разумеется, был обмен и эквивалентный – скажем, крестьянин покупал домой какое-то ремесленное изделие – но он был на порядок ниже.) Индустриальная же промышленность очень быстро перерасла указанную нишуRead more...Collapse )