October 22nd, 2018

Солидарное общество и миф о необходимости «нового человека». Часть третья

Итак, в прошлом посте было сказано, что, вопреки привычным представлениям, для перехода к «неосолидарному» устройству никакого «нового человека» - то есть, человека, у которого бы были полностью подавлены «животные инстинкты» - вовсе не требуются. Поскольку никаких «животных инстинктов» у человека и так нет. (Если не считать то, что именуется под последним пониманием в биологии – т.е. «совокупность врождённых тенденций и стремлений, выражающихся в форме сложного автоматического поведения». Именно врожденных – что ключевое в указанном понятии.) А то, что обыкновенно принимается за таковые – скажем, потребность в иерархии или собственности – является абсолютно социальным явлением, необходимым для выживания в конкурентно-иерархическом мире. Таковыми чисто социальными вещами являлись, например, пресловутые «блатные понятия» - вроде отвращения к труду и желанию «жить за чужой счет» – которые господствовали в сознании воспитанников, приходящих в коммуны Макаренко. И которые для большинства педагогов того времени казались неустранимыми или, в лучшем случае, трудно устранимыми. (Если вести речь о представителях «гуманистической педагогики».)

Именно поэтому практически все (!) время существования коммун происходящие там процессы – то есть, очень быстрая «перековка» бывших воров и попрошаек в честных тружеников – для представителей «педсообщества» казались невозможной. Причем, настолько, что «органы педагогического надзора» постоянно присылали в коммуны комиссии, должные доказать, что Макаренко или просто «вешает лапшу на уши». Или же – что выглядело «последней соломинкой» для сохранения привычных представлений – бьет и тиранит своих подопечных. (Как это вообще можно делать при условии, что персонал коммун был минимален, а охраны вообще не предполагалось изначально – тогда не задумывались.) Однако никаких «отклонений» эти комиссии, как можно догадаться, традиционно не находили – что, очевидно, приводило «наркомпросевцев» в полное замешательство. (И они продолжали усиливать давление на педагога – в результате чего единственным способом защитить коммуны от постоянных проверок стал переход Макаренко под покровительство «чекистов». (ВЧК-ГПУ-НКВД.)

* * *

Кстати, последние – как это не парадоксально звучит – к указанному «перерождению» относились гораздо спокойнее. Дело в том, что они сами наблюдали подобные процессы – конечно, в гораздо менее ярком виде, но зато в гораздо более широком масштабе. Речь идет о явлении, которое сейчас принято именовать «ликвидацией бандитизма», в период Гражданской войны крайне распространенного по территории страны.Collapse )