October 29th, 2018

Стиляги и «кризис расслоения» в СССР

Разбираемый в прошлых постах вопрос о стилягах, «вспыхнувших» в 1950 годах, но уже в следующем десятилетии ушедших в небытие, многим кажется незначительным. Ну что, в самом деле, можно сказать про эту субкультуру «чуваков» в нелепых пиджаках и «чувих» с не менее нелепыми прическами. Смешные чудаки, да и только. Какую они могут нести опасность? Более того, несмотря на то, что именно про данную категорию было сказано: «сегодня он играет джаз –а завтра Родину продаст» - в реальности за продажей Родины были замечены совершенно иные персонажи. Например – один «комсомольский вожак» со Ставрополья, который как раз в «эпоху стиляг» начал подниматься по карьерной лестнице. (И «правоверно» громил эту самую «буржуазную заразу» с высоких комсомольских трибун. Причем, может быть даже, и вполне искренне.)

Так что может быть, действительно, оставить стиляг в покое – и обратить внимание на тех людей, которые, фактически и привели СССР к своей гибели. (То есть – на советскую номенклатуру) На самом деле так делают многие – слишком многие – из наших современников, считая причиной советской катастрофы именно представителей советского руководства. Однако подобная картина мира является слишком упрощенной – поскольку она не затрагивает самого главного. Того, что, собственно, и является основанием любого социума: системы общественного производства. Базиса, на основании которого впоследствии уже формируются и разнообразные «надстройки», включая органы государственной власти. Без рассмотрения которого любая социальная динамика неминуемо начинает сводиться к пресловутым заговорами и прочим проявлениям элитарной борьбы. (В которой некие хорошие – можно даже сказать, «изначально хорошие» - люди противостоят неким «изначально плохим».) Данная система, на самом деле, довольно хорошо объясняет прошлое. Но вот помочь нам в предвидении будущего, разумеется, не может – поскольку о том, кто «хорош», а кто «плох» можно сказать лишь апостериори. (Достаточно вспомнить, как воспринимали в начале правления Горбачева, Ельцина или Путина.)

А вот те самые «ничтожные» стиляги, напротив, могут быть использованы, как некий признак, позволяющий «выйти» на фундаментальные общественные системы. Собственно, именно об этом и было сказано в прошлом посте – где говорилось, что СССР 1950 годов смог «переварить» движение стиляг путем встраивания их в производственную систему. При том, что СССР 1980 годов со «своими» неформалами сделать этого не смог. И именно указанная разница в способности Советского общества различных периодов показывает, почему первое состояние может считаться здоровым. А второе – нет. (Разумеется, тут речь идет только о самой «грубой» постановке диагноза – для того, чтобы понять, какое же конкретно «заболевание» поразило страну, следует углубиться в проблему несколько серьезнее. Однако для начала достаточно и вышесказанного.)

* * *

Тем более, что описанный кризис 1950 – это, разумеется, не первая из подобных ситуаций, через которые пришлось пройти стране. Более того, это не самая серьезная из них. Скажем, в 1920 годах – периоде НЭПа – положение в подобном плане было гораздо опасней. В том смысле, что тогда существовала не просто особая «субкультура» людей, прямо выводящих себя за рамки советского общества – а целые подобные слои. Тот самый «малый мир» у Ильфа и Петрова – который на момент написания романа («Золотой теленок») уже был разбит, хотя еще не побежден окончательно. Однако поэтому выглядел однозначно комичным – хотя даже в данном комизме было еще нечто страшное. Collapse )