?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

О российском алармизме. Продолжение
anlazz
Итак, в прошлом посте говорилось о том, что нынешние российские «левые» вот уже более четверти века являются сторонниками «глубокого алармизма». То есть – существуют в твердом убеждении о том, что нынешняя Россия вот-вот, да и покатится в пропасть. Впрочем, тут же стоит сказать, что подобное представление – отнюдь не случайность (хотя это и так понятно), поскольку оно, по сути, представляет одну из глубинных основ существования постсоветских «левых». А точнее – чуть ли не самую главную их суть.
Поскольку иных основания для того, чтобы поддерживать данные силы, по сути, и не существует.

Ведь что составляет основу для «классических левых» - то есть, что позволяет им на равных взаимодействовать с буржуазными партиями? Секрета тут нет: классовая борьба. Собственно, именно она и делает левые политические силы политическими силами, как таковыми. (Поскольку включение в политику многомиллионных масс позволяет уравновешивать на порядки большие финансовые возможности буржуазии.) Это касается даже бледно-розовой социал-демократии – так как последняя может иметь хоть какой-то весь только потому, что за ней стоит грозная тень более радикальных партий. (И только она способна заставить «хозяев мира» хоть как-то взаимодействовать с социал-демократами – так как показывает: не удовлетворишь интересы «этих», придут другие, более опасные.)

Но в постсоветское время говорить о классовой борьбе невозможно – так как позднесоветское/постсоветское общество практически не обладает классовым сознанием. (На самом деле тут даже формально «пролетарские» выступления – вроде шахтерских забастовок – всегда имели совершенно иную природу, и относились, скорее, к примерам «общегражданского протеста».) Поэтому надеяться на то, что народные массы поднимутся, и покажут буржуазии «кузькину мать», совершенно невозможно. Это, кстати, с самого начала понимали практически все представители российской оппозиции. Более того – в начале 1990 годов был поставлен настоящий «натурный эксперимент», показавший невозможность народного восстания на практике. Разумеется, речь идет об октябре 1993 года, когда, за исключением небольшой группы защитников, никто не поддержал абсолютно легитимный Верховный Совет против президента Ельцина. И это в условиях полнейшего обнищания населения и чуть ли не поголовной ненависти к действующему режиму!

* * *

После указанной неудачи надеяться на революцию могли только полные идиоты. Но что же тогда оставалось делать тем, кто оказывался не согласным с проводимой ельцинской властью политикой? А ничего, за исключением ожидания, когда эта самая система «сама рухнет». Тем более, что еще жива была память о том, как так же совершенно неожиданна «рухнула» Советская власть, казавшаяся непоколебимой. (Хотя на самом деле, тут речь шла о совершенно различных исторических явлениях.) Из соединения двух указанных факторов (т.е., невозможности восстания и памяти о легкости гибели СССР), по сути, и вырос постсоветский алармизм. Тем более, что, как казалось вначале, он был совершенно оправданным: промышленность рушилась, население нищало, на южных границах страны разгорался Чеченский конфликт. В указанном состоянии многие думали, что вот-вот, и силы государства исчезнут – и оно канет во всеобщий хаос.

И уж тогда, на фоне указанного хаоса и потери властью возможности управлять, поднимутся новые, истинно патриотические силыRead more...Collapse )