December 9th, 2018

Фритцморген и яйца Фаберже

Фритцморген тут недавно выпустил пост, в котором возмущался фактом продажи советским правительством в 1920-1930 годах музейных экспонатов. Разумеется, тут можно было бы удивиться фактом «открытия Америки» господином Макаренко – который то ли по малолетству, то ли еще по каким причинам не читал перестроечный «Огонек». (Где подобная тема освещалась еще лет тридцать назад.)

Однако вместо этого стоит обратить внимание на несколько иной вопрос. А именно – на то, насколько реально деструктивным является описанное явление. Напомню – с т.з. Фритцморгена и сочувствующих ему, продажа «музейных экспонатов» выступает очевидным «преступлением большевиков. Действием, оправдания которому нет. Точно так же думали и перестроечные интеллигенты, тосковавшие по ушедшему от нас Рубенсу и Рембрандту, смененных на «давно сгнившие трактора» и прочие станки…

Впрочем, между указанными возмущениями все-таки есть довольно существенная разница. В том смысле, что когда продажей картин возмущался какой-нибудь академик Лихачев, то это выглядело естественным. Что не скажешь про Фритцморгена и его (по)читателей – большинство из которых если и были в Эрмитаже и Третьяковской галерее, то только во времена  своей учебы в школе. (Когда их водили туда «централизованным образом».) Поэтому  считать, что отсутствие в музеях каких-то «классических» произведений хоть как-то отразилось на их культурном (и ином уровне), ИМХО, бессмысленно. Впрочем, это легко можно сказать и по самому посту господина Макаренко, в которой он вместе с Ренуаром и Ван Гоном сожалеет о продаже  такой вещи, как пресловутые «яйца Фаберже».

* * *

Дело в том, что если указанные выше художники действительно еще могут считаться какой-либо культурной ценностью, то о произведении петербургских ювелиров это можно сказать весьма условно. В том смысле, что, конечно, некую историческую составляющую данные «яйца» имеют – но вряд ли она может быть названа исключительной. Да, разумеется, фирма Карла Фаберже отличалась высоким качеством  своей работы – однако, при этом, ничего особенного с т.з. ювелирного дела не  осуществляла. (Т.е., использовала те же самые приемы работы, что и остальные «ювелирные дома» по всему миру.) И, наверное, единственным ее отличием от иных производителей было наличие не просто богатых –  а сверхбогатых заказчиков.

В лице, прежде всего, российской императорской семьи Collapse )