December 14th, 2018

События во Франции и кризис буржуазной демократии

Наверное, многие уже поняли, что нынешние французские волнения представляют собой проявление серьезного кризиса действующей политической системы. В том смысле, что очень ярко показывают, какой огромный разрыв существует между тем «выбором», что делается на официальных выборах – и действительными потребностями граждан. Впрочем, если честно, то и до указанных событий считать режим Макрона – набравшего в первом туре порядка 24% голосов избирателей – особо популярным было бы смешным. (8,6 млн. сторонников при населении 66 млн. – результат не сказать, чтобы выдающийся, тем более, если учитывать агрессивную предвыборную кампанию.) Однако данный факт – в принципе, присущий большей части выборов в т.н. «демократических государствах» (включая РФ) – обыкновенно было принято маскировать понятием «легитимности». Дескать да, число прямых сторонников немного – но, в целом, общество принимает сделанный выбор, и соглашается с тем, чтобы установившийся режим начал определять его жизнь. (Как любили говорить сторонники демократии: это плохая система, но лучше ее никто ничего не придумал.)

Подобное «принятие выбора» принято именовать «легитимностью власти», и рассматривается оно, как одно из базовых основ «демократического государства». Однако указанные протесты показали, что никакого «принятия» в реальности не существует – по крайней мере, в текущем состоянии. И кажущееся «спокойствие» общества определяется совершенно иными механизмами – о которых, впрочем, будет сказано чуть ниже. Пока же стоит указать на тот факт, что по факту нынешних парижских событий вдруг выяснилось, что то же принятие «экологического налога» на топливо отвергается 80% французов! Это особенно забавно на фоне его формального «общечеловеческого смысла»: дескать, Земля наш общий дом и мы не хотим его порчи… Казалось бы, как выступать против такого – а нет, выступают. Более того, оказывается, что для большей части населения – а требования «желтых жилетов» поддерживают более 50% населения Франции – ничтожными являются такие «общечеловеческие ценности», как членство в Европейском Союзе или НАТО.

Ну, не желает средний француз нести пресловутое «бремя белых» и оберегать Благословенный Запад от «восточных варваров». Или, скажем, не желает признавать положение, при котором «высокотехнологичные корпорации» - вроде Эппла, Микрософта или Фейсбука – не платят во французский бюджет ни цента налогов. Казалось бы, надо радоваться, что указанные фирмы несут в мир свет современного информационного будущего – однако средний француз почему-то этого не желает. А вот к идее получать зарплату, на которую можно жить, не впадая в нищету или, например, достойную пенсию, наоборот, относится очень хорошо. Хотя каждому рукопожатому общечеловеку понятно, что данные действия только вредят миру, поскольку плодят маргиналов и лодырей, не желающих вкалывать ради указанного «высокотехнологического будущего» и торжества Благословенного Запада над варварскими восточными деспотиями.

Ну, и что самое главное – даже пресловутое господство указанных идей в СМИ оказывается тут практически бесполезно. Ведь сколько было вылито разного рода дерьма на головы выступающих со стороны официальной пропаганды! Впрочем, если честно, то даже без учета данного фактора понятно, что некие события, благодаря которым происходит слом привычного порядка вещей – вроде перекрытия улиц, драк с полицией, побития стекол и даже сожжения автомобилей – вряд ли могут быть названным «привлекательными». Нет, конечно, какая-то часть молодежи всегда найдет приятным для себя повод «побузить», но не половина населения страны же!

* * *

То есть, можно сказать, что налицо не просто «кризис легитимности» - но постановка под сомнение самого этого понятияCollapse )