December 16th, 2018

Триумф и трагедия «малых государств». Продолжение прошлого разговора

Итак, концепция «малого государства», противопоставляемого сверхдержавам в качестве идеала, была сформирована в самом конце советского периода. И разумеется, она основывалась на реально существовавших тогда особенностях – а именно, на том, что в период «соперничества двух сверхдержав» любые изменения status quo оказывались невозможными. (По крайней мере в Европе – но и для неевропейских держав подобная вещь затруднялась в несколько раз.) Что, во-первых, резко снижало затраты «малых стран» на национальную оборону – давая им значительную фору по сравнению с прошлым. (И по сравнению со сверхдержавами и государствами, стремящимися к подобной роли, вроде Великобритании.) Во-вторых, давало возможность выступать неким «мостом» между враждующими сторонами с получением соответствующих прибылей и одновременно – полной гарантией собственной безопасности. Ну, и наконец, не стоит забывать про то, что в данной ситуации был возможен и «обратный вариант» - т.е., фактический шантаж уходом в «противоборствующий блок» с выбиванием себе немалых преференций.

Именно на указанном основании и основывалось благополучие, скажем, Швеции, Норвегии или Финляндии с одной стороны, и Югославии с другой. Впрочем, описанная возможность «экономить на обороне» коснулась вообще всех западных государств, за исключением Соединенных Штатов. А наличие экономической поддержки, как гарантии защиты от победы «социалистически настроенных сил» стало вообще краеугольным камнем пресловутого «Свободного Мира» - искусственно придуманной реальности, в котором были минимальные пошлины и таможенные сборы, а вот вливания в «перспективные экономики» напротив, максимальные. В рамках подобной схемы существовали, собственно, все «малые», да и не малые государства - начиная с Сингапура и заканчивая Германией.

Причем, поскольку продолжалось это в течение нескольких десятилетий – то есть, в период жизни более, чем двух поколений – то возникло представление о том, что именно подобный порядок есть норма жизни. То есть, что именно маленькое развитое государство и есть оптимальный способ существования, ну, а пресловутые «империи» - это какой-то нонсенс. Даже само их появление стали объяснять через разного рода иррациональные причины: дескать, существует какой-то «имперский менталитет», заставляющий людей заниматься присоединением новых земель вместо обустройства «старых». Хотя в реальности последнее было, по сути, единственно возможной тактикой выживания – альтернативой ему было лишь подчинение и превращение в колонию. Поэтому все «свободные» к началу ХХ века государства – начиная с Италии и заканчивая Великобританией – были государства именно экспансионисткие. Другое дело, что у одних – у тех же англичан – экспансия была, в основном, удачной. А у других - скажем, у Швеции – неудачи в данном деле следовали одна за другой, и данное государство было, в сущности, обречено в будущем потерять свою свободу. (Что, собственно, и случилось во время Второй Мировой войны – и лишь наступление «советизированного мира» смогло остановить указанную тенденцию.)

* * *

Разумеется, были в данном мире и крушения империй – однако они значили лишь то, что на смену прошлым «удачникам» проходили новые. (Как, скажем, на смену той же Швеции пришла Россия, а на смену Испании – Великобритания.) Правда, во время указанной катавасии (т.е., смене «хозяев») на какое-то время открывалась определенная возможность существования «малых государств». Но лишь возможность, и лишь ненадолго – то того момента, как новый гегемон не набирал силу. Исключения составляли лишь страны, существующие в довольно специфических условиях – как та же Швейцария, защищенная со всех сторон плохо проходимыми горами. (И заодно тем, что с т.з. традиционной экономики она была не сказать, чтобы особо «ценным куском» – недаром швейцарцы со времен позднего Средневековья массово уходили в наемники.) Тем не менее, по мере развития военного искусства и средств коммуникации данные условия постепенно переставали быть определяющими – и число «независимых» государств неизбежно падало.

И лишь появление СССР в качестве определяющем мировое положение силы изменило подобную ситуацию.Collapse )