December 17th, 2018

Триумф и трагедия «малых стран». Продолжение

Говоря о т.н. «малых странах», вряд ли можно обойти такое понятие, как «лимитрофы». Поскольку в популярном на постсоветском пространстве мифе о «малом государстве» им принадлежит крайне «почетное» место. Причина проста: именно лимитрофы для жителей постсоветских республик послужили причиной надежды на то, что их жизнь в будущей станет безоблачной и сытой. (Разумеется, за счет России – но кого это волнует.) И одновременно с этим, именно ошибочность данной концепции, в конечном итоге, выступила (хотя нет, только начинает выступать) причиной тщетности данных надежд – а в будущем грозит принести новоявленным «малым государствам» немалые беды. Но пойдем по порядку.

И, прежде всего, укажем на то, что лимитрофы в своем историческом значении –это государства, созданные после распада Российской Империи на ее бывших территориях, не вошедших в СССР. Этот момент крайне важен в понимании сути данной концепции - поскольку с самого начала смысл их создания (именно создания, а не появления, т.к., создавались они силами стран Антанты) состоял в одном. В создании «изоляционной прокладки» между Советским государством и пролетариатом западных стран. Напомню, что после того, как стало ясно, что Советская власть обладает некоторой устойчивостью и не собирается обрушиваться подобно иным «февралистским режимам», она стала для руководства западных государств главным врагом. Разумеется, для «мировой буржуазии» подобная картина вовсе не казалась радостной, однако для уничтожения РСФСР а затем СССР у нее просто не было сил. (Вначале шла Мировая война, а затем наступила послевоенная усталость.) В итоге интервенция оказалась слита, а поддержка Белого движения закончилась позорным бегством последнего после полного разгрома.

В подобном положении создание лимитрофов казалось неплохим решением проблемы. Тем более, что существовала надежда на то, что со временем данные государства смогут стать не только барьером для коммунизма, но и источником «пушечного мяса» для будущей борьбы с ним. Собственно, именно поэтому данные государства и решили оставить «независимыми». (Впрочем, это относится вообще ко всему «санитарному кордону» - восточноевропейским странам, окружающим СССР.) Впрочем, о экономической независимости, разумеется, речь не шла – все новоявленные государства оказывались в полной власти британского и французского капитала.

Впрочем, тут сразу стоит сказать, что надежды Запада на то, что новосозданные государства станут эффективным инструментом борьбы с СССР, оказались полностью ошибочными. В том смысле, что ни один из «лимитрофов» или участников «санитарного кордона» так и не смог достичь хоть как-то сравнимых с советскими сил. Более того – оказалось, что данные государства сами по себе являются легкой добычей со стороны любого, более-менее эффективного государства. Скажем, та же Польша – на которую делали «ставки», как на определяющую силу Восточной Европы – в реальности была крайне легко захвачена Третьим Рейхом. (Хотя с формальной точки зрения ее военная мощь была сравнима с немецкой.) Подобная ситуация прекрасно показала всю искусственность указанной концепции – и, в конечном итоге, в очередной раз подтвердила исторически ничтожный статус «малых стран». В подобном положении «прибалтийский вариант» поведения – т.е., сдача данных государства СССР – выглядел вполне разумным и имел гораздо больше добровольности, нежели сейчас принято считать. (Поскольку сохранить независимость в указанном положении было невозможным.)

* * *

В общем, реальная судьба лимитрофов оказалась не такой уж и блестящей – а точнее, совсем наоборот. Однако позднесоветские люди - как уже не раз говорилось - были слишком сильно настроены в плане отрицания «длинных стратегий». И на этом фоне короткое межвоенное существование указанных государств выглядело вполне благополучным. Ну, Вторая Мировая, «оборвавшая» их процветание, для «короткостратегистов» являлась вообще случайным событием. (Не повезло: все жили счастливо, но пришел нехороший Гитлер и все испортил.Collapse )