February 12th, 2019

Испившие Чашу отравы…2

Часть вторая


В прошлом посте было сказано о том, что Иван Антонович Ефремов в своем последнем интервью рассказал о том, что собирается писать роман «Чаша отравы». В котором он хотел затронуть проблему «очистки ноосферы» от существующих в ней инфернальных «фантомов», ломающих волю и сознание человека и обращающих его жизнь в страдания. Однако, к величайшему сожалению, указанный роман написан не было – вскоре после указанного интервью писатель умер. Поэтому мы сейчас только можем догадываться, что же там должно было быть сказано. В смысле – какие идеи и мысли мог бы дать своим читателям этого крайне интересный автор исходя из его предыдущих работ. (К сожалению, о «литературной канве» данного произведения сказать что-либо практически невозможно.)

Скажем, можно сказать, что данная тема находится в тесной связи с выдвинутой Ефремовым же «теорией Инферно» - а точнее, является ее развитием. Вот как пишет сам фантаст в «Часе быка»:
«…это не теория, а свод статистических наблюдений на нашей Земле над стихийными законами жизни и особенно человеческого общества… Это интуитивное предчувствие истинной подоплеки исторического развития человеческого общества – в эволюции всей жизни на Земле как страшного пути горя и смерти… естественный отбор природы предстал как самое яркое выражение инфернальности, метод добиваться улучшения вслепую, как в игре, бросая кости несчетное число раз... Жестокий отбор формировал и направлял эволюцию по пути совершенствования организма только в одном, главном, направлении – наибольшей свободы, независимости от внешней среды. Но это неизбежно требовало повышения остроты чувств – даже просто нервной деятельности – и вело за собой обязательное увеличение суммы страданий на жизненном пути…»
То есть, возникающая в ходе эволюции способность к пониманию мира – то, что разовьется потом в разум – неизбежно вступает в противоречие с основным ее методом: слепым отбором. (Приводя к пресловутому страданию – т.е., ощущению неизбежности деструкции.) И конечно же, появление разума это не только ни меняет – а наоборот, усиливает. Как писал сам Ефремов: «…человек, как существо мыслящее, попал в двойное инферно – для тела и для души...» В том смысле, что помимо биологической необходимости отбора на него начала действовать необходимость социальная – связанная с выживание уже не вида, а социума. Иначе говоря, в человеческом обществе возникает необходимость принесения «гекатомб жертв» для получения более эффективной (гибкой) социальной структуры – в дополнение к тем жертвам, который необходимы для биологической эволюции. Пока, наконец, социальное развитие не порождает возможность отказа от подобной хаотической тактики через переход к разумному устройству мира. (Т.е., к устройству мира, основанному не на отборе наиболее эффективных обществ или индивидов, а на основе изучения и сравнения их моделей – что позволило бы отказаться от реальных жертв.)

* * *

Однако сделать это оказывается весьма непросто – несмотря на все очевидные преимущества «разумно организованного мира». Причем, даже не в том смысле, что совершение революции – а по другому «переделать» конкурентно-иерархическую систему невозможно – оказывается крайне сложным процессом. (Это было, в общем-то, довольно ожидаемо – хотя, конечно, не в такой степени.) А в том, что огромное количество подсистем классового общества выступают устойчивыми даже в «постклассовой» среде. Собственно, именно эти подсистемы и подразумеваются под пресловутыми «фантомами», которые с точки зрения Ефремова, «загрязняют ноосферу», и не дают людям выйти за пределы Инферно. (Т.е., представляют собой некий «портативный Ад», который способен испоганить даже самые совершенные условия.) Из данных «фантомов» во время Ефремова наиболее хорошо был известен «фантом» «национального различия» - сиречь, национализма. Который стал одним из ключевых основ пресловутой «фашистской идеологии» - но не толькоCollapse )