April 15th, 2019

Об антиалкогольной кампании в свете социодинамики

В прошлом посте, посвященном проблеме стоимости космических проектов, неожиданно оказалась поднята тема т.н. «антиалкогольной кампании». (Разумеется, речь идет о событиях 1985-1990 годов в СССР.) В том смысле, что данное действо в реальности оказалось очень и очень противоречивым – несмотря на изначально декларированные исключительно конструктивные цели. Скажем, в том смысле, что эта самая «кампания» нанесла советской экономике достаточно серьезный удар – который, разумеется, не стал фатальным, однако серьезно подрубил возможности для внедрения инноваций. А для ряда отраслей – таких, как виноградарство и виноделие – стал причиной длительного кризиса, из которого они не вышли до сих пор. (К примеру, в том же Крыму существует огромное количество бесплодных пустошей, которые до 1986 года занимала виноградная лоза. Поскольку никакая другая сельскохозяйственная культура не может быть рентабельной в тех природных условиях.)

Впрочем, у антиалкогольной кампании были и очевидные преимущества – в том смысле, что сокращение потребления спиртных напитков приводило к улучшению здоровья населения, росту продолжительности его жизни и снижению преступности. В частности, количество убийств в 1986 году упало по отношению к 1985 году практически на треть! А ожидаемая продолжительность жизни выросла на два года – с 68 лет до 70, а количество новорожденных – на 500 тыс. человек в год. Кроме того, снижение уровня алкоголизма привело и к экономическим выгодам – например, повысилось качество выпускаемой продукции и уменьшились производственные травмы.

Правда, как можно догадаться, выгоду в данном случае имели уже существующие производства – а потери (в виде снижения бюджетных поступлений) оказались актуальными для новаций. (Поскольку на них просто не хватало денег.) Однако даже не это стало главным провалом кампании. Поскольку основная проблема ее состояла в том, что за все пять лет, что велась «борьба с пьянством», победить данное явление фактически не удалось. Поэтому стоило только чуть ослабнуть «административному нажиму» на потребление алкоголя, как указанный показатель снова «попер вверх». Причем, началось это уже в 1988 году, а к 1992 году данный параметр достиг «докампанийного» уровня. Ну, а потом началась известная вакханалия 1990 годов, по сравнению с которым «бытовое пьянство» прошлого могло показаться детскими игрушками. (Достаточно сказать, что потребление алкоголя выросло почти вдвое от величины 1984 года, достигнув в 2000 году 18 литров чистого спирта на человека в год. Причем, это считая древних старцев и грудных младенцев.)

* * *

На указанном «материале», кстати, было создано огромное количество теорий, должных объяснить «почему оно не получилось». Начиная с того, что водка была признана «русской национальной ценностью», и заканчивая тем, что в 1990 годах началась массированная пропаганда алкоголизма. Однако все они, по существу, мало что объясняли: разумеется, с тем, что в первое десятилетие «новой России» из всех СМИ и произведений, простите, «искусства» лился широкий поток «алкотрипов» и «алкопропаганды», спорить невозможно. Однако, как уже говорилось, рост потребления алкоголя начался еще в конце советского времени. Да и с самим происхождением указанной «алковакханалии» довольно сложно – в том смысле, что никаких особых «грантов» за пропаганду пьянства тогда не давали. Поэтому в том количестве водки, которая вдруг щедро полилась с экранов кинотеатров и телевизоров, страниц книг и газет, вряд ли стоит винить пресловутый Госдеп: скорее это было реализацией «внутренней потребности» актеров, режиссеров, писателей, телеведущих и т.д.

Т.е., государство только сняло цензуру на алкоголизм – а дальше все пошло «естественным путем». Однако и идея о том, что «Руси есть веселие пити, не можем без того быти» - т.е., о том, что русский – это по умолчанию пьяный (как пытаются утверждать некоторые), на самом деле имеет мало общего с исторической реальностьюCollapse )
Ольга

Ефремовские чтения 14 апреля

14 апреля 2019 года
Итак, Восьмые Ефремовские чтения-фестиваль в Москве состоялись.
В этот раз они были организованы на ВДНХ в рамках фестиваля «Пора в космос!». С одной стороны, это плюс: организаторы фестиваля взяли на себя вопрос помещения (это был ДК ВДНХ) и чай в перерыв. С другой – серьёзный минус: в течение часов четырёх в зале без конца открывались двери (а их три, уследить невозможно), туда-сюда шастали непонятные юноши и девушки, которым до наших чтений не было никакого дела (видимо, волонтёры фестиваля в целом), не смущались тем, что люди выступают без микрофона (микрофон организаторы не обеспечили), мешали докладчикам и реальным слушателям.
Зал очень красивый, но для такого мероприятия очень большой. И великолепная акустика не только помогала, но и мешала из-за некоего броуновского движения.
В прошлом году народ был как штык к началу, в этот раз тянулись до часу дня. С чем связано? Не знаю. Может, с внезапно наступившей в Москве зимой. Может, народ бродил в по ВДНХ в поисках здания ДК. 30-40 реально слушавших человек были в комплекте примерно к часу. В результате сильно задержалось начало чтений.
Кто выступил?

Николай Смирнов: Иван Ефремов как предвестник нового сознания

Александр Сегал: Процесс становления общества по Ефремову – опыт «археологии будущего»

Андрей Константинов: Роман И.А. Ефремова «Час Быка» и современность

Анастасия Гачева: Образ будущего в философии русского космизма

Юлия Дмитриева и Андрей Демидов: Представление проекта «Совершение будущего»

Любовь Бойко, руководитель культурного центра «Entre Amigos» (танцы)

После перерыва:

Наталья Зубченко: «Люди Гималаев» – рассказ о поездке и встречах

Максим Аникеев: Педагогика на лезвии бритвы или как не потеряться в туманности Песталоцци (перенос педагогических концепций И.А.Ефремова в реальное образование)

Валерий Чернышов: И.А. Ефремов-палеонтолог в Вологодской области (губернии)

Литературно-музыкальные композиции от Елены Егоровой, Ильи Соковнина и Любавы Чудановой (школа музыкальной импровизации «Радуга звука»)

Ольга Ерёмина: Научная достоверность деталей романа И.А. Ефремова «Таис Афинская» и продолжение традиции в романе О.А. Ерёминой и Н.Н. Смирнова «Сказание об Иргень»

Доклады серьёзные, основательные.
В завершение те, кто героически дослушал всё до шести вечера, встали у сцены –Валерий Иванович Чернышов сделал несколько кадров коллективной фотографии. Потом оставались беседовать ещё минут сорок. После чего особо стойкие продолжили посиделки ещё в кафе. Ибо были гости, которые ради этой встречи приехали из Подмосковья, Вологды, Кирова и даже из Кемерова, что меня очень тронуло.

Пишите ваши впечатления, друзья, отзывы о докладах, танцах, музыке.

Горит Собор Парижской Богоматери

Французы, все-таки, умудрились спалить свой Собор Парижской Богоматери. Напомню: данное здание простояло более восьми веков - первые богослужения в нем начались еще в XII веке. Страшно даже представить, что произошло за это время - начиная со Столетней войны и заканчивая немецкой оккупацией! Во время Великой Французской Революции его даже хотели снести, а в период Второй Империи - перестроить, но обошлось. (В том смысле, что Виоле-ле-Дюк, конечно, постарался - но большая часть средневекового убранства все же сохранилось.)

И вот - пожар. Не в XIV столетии, когда все освещалось свечами и факелами, не во время бесчисленных бунтов и восстаний, ни во время множества войн, когда город обстреливали из пушек и сбрасывали на него бомбы. (К счастью, довольно редко.) А во время очередного ремонта, причем, происходящего тогда, когда, казалось бы, технологии дошли до высокого уровня безопасности...

Но это технологии дошли, а вот исполнители, скорее наоборот, отошли - в том смысле, что стремление современных управленцев к бесконечной экономии, судя по всему, дало себя знать и в данном случае. Collapse )