April 27th, 2019

Вопрос о педагогической системе «модели Ефремова-Стругацких» и ее проблемах. Часть вторая

В прошлом посте был рассмотрен генезис образовательной системы в «модели Ефремова-Стругацких» - сиречь привычного для нас представления о коммунизме. Которая делает акцент на т.н. «интернатной» системе образования. Термин, кстати, был введен братьями Стругацкими, и, ИМХО, он довольно неудачный – поскольку связывает систему с существующими в настоящее время интернатами для сирот. (Которые, в свою очередь, воспринимаются сейчас в качестве убогой «системы общественного призрения» - для которой не только образовательная, но и воспитательная составляющая вторична. Главное – «обогреть сироток».) В то время, как во времена «создания термина» его авторами имелись в виду совершенно иные учреждения: послевоенные Суворовские и Нахимовские училища, уровень образования в которых был не просто выше, а существенно выше того, что могла дать «обычная» школа того времени.

Причины этого так же были описаны в упомянутом посте – поэтому тут можно сказать лишь кратко: именно в указанных заведениях было возможно обеспечить высокий уровень квалификации персонала и достаточное оснащение. (ВС, к которым относились училища, всегда финансировались лучше, нежели Напркомпрос-Минобр.) Поэтому статус преподавателя там был на порядок выше, нежели статус «обычного» школьного учителя. Впрочем, поднимая эту тему, стоит упомянуть еще про один фактор, который в прошлом посте не был помянут. А именно, про то, что для указанных училищ не существовало одной из серьезнейших проблем «обычного» образования: необходимость «размазанности» имеющейся системы по огромной территории. То есть – необходимости создания современных, оснащенных по последнему слову техники и укомплектованных первоклассными учителями школ во всех населенных пунктах.

* * *

Понятно, что в подобном случае обеспечить одинаковый уровень образования в центральных городах и в отдаленных поселках, селах и аулах, невозможно. Поэтому приходилось мириться с тем, что на «окраинах» реализуется хоть что-то – хотя понятно, что в условиях, когда один учитель ведет русский-математику-немецкий-пение в деревенской школе на два десятка учеников, высоких результатов от него ожидать трудно. Нет, конечно, тут не стоит недооценивать советского сельского учителя, самоотверженно сражающегося на «фронте» народного просвещения – но стоит понимать, что основным направлением этих «сражений» было именно устранение объективно неудачных условий.Collapse )