June 25th, 2019

Еще раз о национализме в современном мире. Часть вторая

Итак, основанием любого национализма – хоть «классического», хоть постсоветского – выступает экономика. А точнее – экономика капиталистическая, ориентированная на конкурентную борьбу ее участников друг с другом. Разумеется, на этом фоне идея существования некоей «отдельной нации», рынок которой был бы закрыт хотя бы для представителей иных «наций», выглядит довольно естественно. Однако есть тут и большая разница, состоящая в том, что «классические» условия предполагают приоритет производителей, которые стараются наполнить пустые еще рынки. А «неклассические», постсоветские дают фору утилизаторам, тем, кто желает использовать колоссальные общественные фонды, созданные во время существования СССР для личного обогащения.

Собственно, это и определяет разницу между двумя национализмами. В том смысле, что национализм XIX столетия требовал повышения уровня общественного развития той или иной страны. Причем, и в «коммуникационном плане». (Т.е., в плане создания особого коммуникационного пространства, пригодного для развития национальной промышленности – т.е., сети транспортных путей, систем связи и т.д.) И в плане создания определенного «человеческого потенциала» - т.е., определенного количества квалифицированных и здоровых работников, что достигалось созданием систем образования и здравоохранения. И в плане генерации единого «культурного пространства», связанного с предыдущей задачей – т.е., он порождал ту самую «национальную культуру», которая до сих пор является предметом гордости тех или иных народов.

Так вот: все это определялось только одним – тем, что общественное производство на указанном этапе могло успешно развиваться. Да, конечно же, в связи с конкурентной его природой одни экономические единицы поглощались другими, становящимися более крупными – но при этом люди и предприятия их составляющие, все равно, оказывались востребованными. Однако, как уже не раз говорилось, долго продолжаться это не могло. В том смысле, что рано или поздно, но рынки оказывались исчерпанными – то есть, все, что могло производиться, оказывалось уже производимым, причем, производимым эффективно. Разумеется, создавались и новые товары – разумеется, если вести речь об описываемом времени, т.е., о конце XIX начале XX столетий – но делалось это гораздо медленнее, нежели исчерпывался потенциал производства старых. Поэтому наступил кризис. Точнее – не просто кризис: кризисы были ранее, они приводили к разрушению части старых производств и созданию новых, и, в принципе, были преодолимы. А Суперкризис, т.е., ситуация, при которой разрешение имеющихся проблем могло быть решено только через разрушение всей существующей системы.
* * *

Впрочем, об этом надо говорить уже отдельно. Тут же можно только обратить внимание на то, что описанная уже относительная неудача «балканского национализма» была связана именно с описанным выше исчерпанием рынков. Да и не менее известная ситуация с межвоенными попытками создания пресловутых «лимитрофов» - закончившаяся в 1939 оглушительным пшиком – основывалась на тех же ограничениях. На том, что примерно с конца XIX столетия окно на успешное создание национальной капиталистической системы закрылось, и последней страной, которая сумела «пролезть» в него, оказалась Германия. Все! Большее число капиталистов «боливар» мирового рынка вынести не мог – поэтому даже Российская Империя, по сути, оказалась на обочине этого праздника жизни.Collapse )