June 30th, 2019

Путин и яйца – или об одном интервью

Оказывается, наш действующий президент во время поездки на «G-20» успел дать интервью  газете The Financial Times, где заявил о том, что «либеральная идея себя изжила». По крайней мере, именно так восприняли это значительной частью блогосферы – одними с энтузиазмом, другими с возмущением. Высказываются даже мнение, что это – «революционный поворот», который приведет к изменению всей текущей ситуации в России. Впрочем, в реальности все обстоит гораздо скромнее – в том смысле, что под «изживанием либеральной идеи» Путин однозначно указал вовсе не то, что так хочется многим услышать. И, говоря о «изживании либерализма», он всего лишь указывает на то, что нынешний курс Евросоюза («Меркель») на привлечение мигрантов оказался ошибочным.

Разумеется, тут не рассматривается вопрос о том, чем же был вызван подобный курс – в том смысле, что вряд ли стоит считать германскую канцлершу и ее окружение слабоумными, а значит, стоит понимать: за их решением принять мигрантов стояли вполне рациональные решения. Поэтому можно просто сказать, что Путин констатирует тут банальность, состоящую в том, что ничего хорошего из «политики мультикультурализма» не получилось. (Надеюсь, данное утверждение вряд ли кто будет оспаривать.) Поэтому вряд ли стоит рассматривать указанный момент в качестве чего-то серьезного – особенно при учете того, что к России и ее политике он не имеет никакого отношения. (Скажем, вопрос об отказе привлечения иностранной рабочей силы внутри страны при этом не ставится – как говорит сам Путин: «…для нас тоже всё непросто, но мы делаем, хотя бы стараемся, работаем в этом направлении…» Т.е. он отговаривается исключительно общими словами…)

* * *

Тем не менее, кое-что в данном интервью выглядит действительно новым. Например, признание идущей «фрагментации мира». Именно «фрагментации», а не многополярности или «многовекторности», как было принято говорить еще недавно. Это – при всей странности данного утверждения – очень важное различие. В том смысле, что «многополярность» предполагает, во-первых, наличие нескольких «полюсов» в едином мировом пространстве. (Т.е., сохранение глобализации при условии потери США контроля над ней.) А, во-вторых, исключительно управляемый процесс, существующий исключительно благодаря скоординированным действиям тех или иных «национальных элит». (Так, изначально «многополярность» предполагала создание «второго полюса» в виде конгломерата ЕС-Россия, а затем – в виде пресловутого БРИКСа.)

«Фрагментация» же означает раскол единой экономики на несколько малосвязанных частей – причем, раскол неуправляемый. Что, разумеется, для пресловутых «элит» не может особенно нравиться – скажем, в том смысле, что это снижает возможность «маневра» для них. Т.е., не дает возможность вести подобно тому «ласковому теляти», который может вести дела и с одним, и другим «полюсами», обретая при этом «квазинезависимость» при реальном малом экономическом весе. Напомню, что примерно так существовали многие небольшие страны в период «противостояния двух держав», выигрывая очень и очень много. (Скажем, подобным образом жила Югославия или Финляндия - да и вообще, вся Скандинавия – обеспечивая высокий уровень жизни своим гражданам при малых затратах.)

Собственно, и для РФ Путин – а точнее, стоящие за ним представители крупного бизнеса – видели оптимальным именно этот путь. Collapse )