October 21st, 2019

Об культуре в свете особенностей градостроения - и не только

Кстати, говоря о том, какой же путь имеет смысл в градостроении – в плане отношения к тем же историческим памятникам – стоит не забывать о том, что данный вопрос является частным случаем гораздо более глобального вопроса. Состоящего в том, как нам стоит относиться к культуре вообще. Дело в том, что сейчас господствует точка зрения, гласящая: культура есть абсолютная ценность, поэтому она должна сохраняться и усваиваться без возражений. Отсюда вытекает безусловная «сверхценность старины»: старинные здания, старинные картины, старинные книги, стулья, чашки, машины и т.п. вещи стоят очень и очень дорого. Настолько, что могут принадлежать только достаточно богатым людям. Разумеется, к «нематериальным» вещам – вроде музыкальных произведений, текстов и идей – это тоже относится.

Подобное положение издавна считается общепринятой нормой для «культурного человека» - скажем, «обитатель» XIX столетия обязан был почитать творения Эпохи Возрождения, а образованная личность в веке XVIII просто «млела» от Античности. Разумеется, это не значит, что «культурный человек» при этом должен обязательно во всем этом разбираться и отличать Платона от Плотина, а Моне от Мане, однако испытывать пиитет перед прошлым он просто обязан. Правда, тут сразу хочется сказать о том, подобное положение не могло породить и соответствующее ему отрицание. В том смысле, что периодически появляются личности и целые движения, призывающие к полному или частичному отказу от прошлого – начиная с якобинцев времен Великой Французской революции и заканчивая относительно современными хиппи и панками. Однако результат их деятельности, как правило, приводит лишь к укреплению приведенных вначале представлений – в том смысле, что самостоятельность культурного отрицания оказывается крайне низкой.

В этом смысле даже модернистам начала ХХ века мало чего удалось добиться: попытка создания ими «нового культурного комплекса», по существу, провалилась. Поэтому уже к концу 1920 годов их «эксперимент» был прекращен по причине полного провала. Правда, господство «абстрактной живописи» (в широком смысле слова) так и осталось, однако этот момент уже имеет малое отношение к изначальному «культурному бунту», определяясь исключительно коммерческими интересами. (Это явление, кстати, крайне любопытное и имеет отношение к поднятой теме. Но говорить о нем надо отдельно.) В любом случае стало понятно, что «простой» культурный нигилизм вряд ли имеет смысл. Впрочем, последующих «отрицателей культуры» это не остановило – и они так же попали в данную ловушку.

* * *

На фоне указанной особенности «преклонение перед древностями» не выглядит чем-то удивительным. Скорее, наоборот – оно выступает настолько естественной реакцией на описанные процессы, что странно было бы наблюдать что-то другое. Другое дело, что естественность вряд ли может быть признана признаком верности, а неудачи построения новой культуры не должны затмевать главный недостаток культуры «старой». А именно – то, что последняя изначально была и продолжает существовать, как культура правящих классов. Подобное понимание, как это не странно, отсутствовало даже в СССР – нет, конечно, определенные оговорки на данную тему делались, но это были именно оговорки. Воспринимающиеся чисто ритуально, и мало на что влияющие. (Как пресловутые предисловия к классическим произведениям – которые интересовали исключительно школьников, тупо переписывающих их в свои сочинения.)

Однако в реальности указанный «классовый момент» крайне важен. Причем, наиболее важно это именно в архитектуре – поэтому вновь вернемся к последней. И отметим наиболее базовый ее момент, состоящий в том, что в исторической перспективе основной задачей домостроения было обеспечение прибыли домовладельцев с определенной примесью демонстрации «понтов» - т.е., превосходства над другими представителями данного социального слоя. То есть – дома строили, во-первых, с учетом сдачи их платежеспособным личностям, ну, а во-вторых, с целью выделиться над окружающими.Collapse )