October 22nd, 2019

О важнейшей особенности культуры в классовом обществе - и о вытекающих отсюда последствиях

Итак, в прошлом посте была показана важнейшая особенность архитектуры в ее историческом – в том числе, и современном – значении. Которая состоит в том, что основной целью существования данной отрасли выступает «демонстрации могущества», в обыденном языке именующаяся «понтами». Именно так: издавна для архитектора главным было построить «красивый дом» - в смысле, выделяющийся на фоне остальных домов так, чтобы убедить покупателя приобрести его в первую очередь. (Ну, или убедить квартиросъемщиков снять тут квартиру – если речь идет о доходном доме.) При этом выполнение остальных функций жилища является вторичным – и выполняется дополнительно создаваемыми системами. (Скажем, ранее для этого существовала прислуга, сейчас –различные «общественные службы», транспорт и т.д.) Причем, что самое интересное – данное правило существует с глубокой древности – архитектурные стили могут меняться, но приоритет «понтов» - никогда.

Разумеется, речь идет именно об «архитектуре» - т.е., о ситуации, когда человек имеет возможность (финансовую) думать о выборе типа жилища, а не о том, что ему надо где-то укрываться от дождя. Поэтому избы бедняков и хижины в данную категорию не подходят – но уже богатый крестьянин попадает под влияние описанного выше приоритета.

Это положение поразительно напоминает положение с «женской красотой», о которой недавно писалось  . В том смысле, что в указанной области так же действует то же самое правило: «красивая женщина» - это женщина «дорогая», то есть, та, на содержание которой требуется достаточное количество средств. Причем, так же не важно, как «в абсолютном смысле» выглядит этот самый «идеал»: худая ли женщина или полная, имеет ли светлую кожу или покрыто бронзовым загаром, затянута ли она в корсет или имеет выраженные кубики на животе. Важно одно – иметь подобный внешний вид должно быть «недоступно для всех». Поэтому как только та или иная «красота» оказывается доступной для большинства, она сразу же перестает считаться «идеальной». (Как, например, происходит сейчас с «увеличением груди».)

С домами, кстати дело обстоит точно так же – заказчики готовы платить даже за конструктивизм или функционализм при условии, что он выглядит необычно и цепляет взгляд. (Правда, ни к какой функциональности данный «функционализм» отношения не имеет.) Но лишь до тех пор, пока это выглядит «ново и необычно». В общем, понты, понты и еще раз понты! То есть, навязчивая демонстрация своего высокого места в жизни. Ну, или мнимо высокого – недаром многие разоряющиеся, но еще сохраняющие прежнее значение в жизни «света» господа часто строили слишком дорогостоящие дворцы и виллы. Так же, как пытались содержать слишком «дорогостоящих женщин».
Поскольку все просто: в мире всеобщей конкуренции «активная демонстрация статуса» есть жизненная необходимость. В том смысле, что она позволяет избежать лишних «телодвижений» со стороны менее значимых субъектов. (Так же, как демонстрация новейшего оружия, в принципе, способна отпугнуть агрессора.)

* * *

Поэтому-то на указанную задачу никогда не жалели и не жалеют средств, отказывая себе в более рациональных вещах. Разумеется, это касается не только домов и женщин. По тем же «принципам» происходит «естественный отбор» любых иных «культурных объектов» - от автомобилей до произведений искусства.Collapse )

Коммари, Чили и майдан

Товарищ Коммари недоволен  отсутствием "красного майдана" в России. Дескать, в Эквадоре бунтуют, в Чили бунтуют, и даже во Франции бунтуют - а в Богоспасаемой все спокойно! Разумеется, объясняет он это тем, что "...Терпелив русский народ. Что иногда даже у русских левых вызывает отчаяние и опускание рук..." .

Наверное, тут не надо говорить - при всем уважении к товарищу Коммари - что подобное объяснение в реальности не значит ничего. Впрочем, тут надо начинать с самого понятия "красного майдана", который есть оксюморон по определению. В том смысле, что "майдан" или "цветная революция" - это особая форма политической технологии, должная обеспечить смену элит. Иначе говоря, при "майдане" большая часть высших государственных чиновников уже готова "присягнуть" новым персоналиям, но мешают некие "демократические формальности" - вроде результатов выборов.

Собственно, для победы на данными "формальностями" и выгоняется народ на улицы. В том смысле, что главная задача "бунтующих" тут состоит в том, чтобы обеспечить легитимность путем создания нужной картинки в телевизоре, не более того. Нетрудно заметить, что в подобном случае особо жесткой борьбы с "восстанием" быть не может - поскольку полицейские чины, в общем-то, понимают что к чему. Так что в случае "майданов", в основном, не полиция бьет бунтовщиков, а бунтовщики полицию. 

Разумеется, ни к "эквадорскому", ни к "чилийскому", ни даже к "французскому" варианту это не относится. В том смысле, что во всех этих странах люди выходят на улицы вовсе не для того, чтобы сменить во властных креслах одни начальственные зады на другие. Нет, речь идет о совершенно ином - о том, чтобы остановить то наступление власть имущих на имеющиеся у народа блага, которое наблюдается сейчас по всему миру.

И да - не стоит юродствовать по поводу чилийского повышения цен на метро. Поскольку, во-первых, за последнее время это далеко не первое подорожание.  (Даже на транспорте.) А, во-вторых, это повышение является всего лишь одним из действий нынешнего правого правительства страны, руководимой миллиардером Пиньерой.  Collapse )