October 30th, 2019

Кризис литературы и блогосфера. Часть первая

Прошлый пост, где рассматривался блог Марины Комиссаровой (сиречь evo_lutio)и, на самом деле был посвящен не только и не столько данному автору. Поскольку наиболее интересны тут не личность указанной дамы, и уж конечно, не ее идеи – а то, что указанный пример достаточно хорошо символизирует происходящий сейчас перелом в истории культуры. А именно – разрешение т.н. «кризиса литературы».

На самом деле подобный кризис был известен достаточно давно – насколько я помню, о нем стали говорить лет десять назад. В том смысле, что тогда, в конце 2000, стало популярным обсуждать вопросы т.н. «русской фантастики», т.е., произведений фантастического жанра, создаваемых российскими авторами. Напомню, что до указанного момента могло показаться, что указанная область человеческой деятельности переживает необычайный взлет – хотя бы потому, что количество книг каждый год росло, а вместе с ними росло и количество авторов. И хотя многие понимали, что качество подобной продукции… ну, мягко сказать, не идеальное, однако надеялись на то, что и оно, рано или поздно, подтянется. Так сказать, народится из количества.

Однако в реальности случилось совершенно обратное. В том смысле, что к концу десятилетия «новая русская фантастика» стала совсем уж очевидным «шлаком» : пресловутые «попаданцы» в различных видах, «постапокалипсис» типа С.Т.А.Л.К.Е.Р.а или «метро», разнообразное «романтическое фентази», ну и т.д. – в общем, все то, что читать совсем не хотелось. Обвиняли в этом тогда пресловутых «пиратов» - однако на самом деле причина данного падения была несколько иной. Дело в том, что оплата писательского труда в это время упала до минимума – где-то до 30-40 тыс. рублей за книгу. Неудивительно, что в подобном состоянии создавать «качественный продукт» стало невозможно – надо было «гнать вал».

Поэтому «русская фантастическая литература» очень быстро превратилась в исключительно коммерческий продукт, не производящий никаких новых смыслов. Да что там смыслов – новых «сеттингов» уже не производится, идет бесконечное переложение того, что было сказано ранее. Впрочем, с т.н. «литературой большой» это случилось гораздо раньше – лет на двадцать. То есть – где-то с середины 1990 годов, если не раньше. Другое дело, что тут указанный кризис проявляется по другому – не через «коммерциализацию» выпускаемого продукта, а наоборот, через полное самозамыкание его в узком кругу «творцов». Которые становятся сами себе поклонниками – устраивают какие-то конкурсы, выдают какие-то премии авторам, которых за пределами «узкого круга» не читает никто. Ну, за небольшим исключением – скажем, Пелевина. Впрочем, он-то как раз фантаст.

* * *

В общем, книг становится все больше, а смысла от них – все меньше. Настолько меньше, что в настоящее время литературу, как таковую, сложно именовать «социальным феноменом» - по той простой причине, что происходящее в ней на общество не влияет никак. Достаточно сравнить подобное положение с тем, что было еще лет тридцать назад, чтобы понять, как сильно изменилась ситуация. Причем, на первый взгляд, даже указанная коммерциализация выглядит слабой причиной для подобного изменения. Поскольку до этого очень часто случалось, что написанное для чистой выгоды произведение навсегда входило в мировую культуру – как это произошло, например, с романами Александра Дюма (отца) или тех же братьев Стругацких. (Например, их самый известный роман «Трудно быть богом» начинался именно, как «коммерческое» произведение, по контракту с журналом. Кажется, с «Молодой гвардией».)

То есть – до определенного времени даже «коммерческие авторы» мыслили категориями «властителей дум».Collapse )