November 19th, 2019

О том, почему «лучшие люди» не являются лучшими людьми

И являться ими не могут по определению.
Впрочем, пойдем по порядку. И отметим, что идея о том, что некие «лучшие» по тем или иным качествам представители рода человеческого должны находиться во главе общества, отнюдь не нова. Скорее наоборот – идея об «элите» выступает одной из древнейших представлений мировой «политической мысли». В том смысле, что проведение родословной царей и аристократов от божеств – т.е., убежденность в физическом (!) отличии их от «серой массы» - появилась еще на заре человеческой государственности. Впоследствии эта идея даже несколько «снизилась» - скажем, все европейские государи считали своим «прародителем» всего лишь Юлия Цезаря вместо прежнего Юпитера. Причем, даже не считали его «божественным» - хотя «божественное право королей», разумеется, не оспаривалось.

На этом фоне современные апологеты элитаризма, утверждающие о том, что капиталисты и чиновники являются пресловутыми «атлантами», держащими на своих плечах «здание цивилизации», выглядят крайне вторичными. А уж какие-нибудь сторонники монархии и аристократии вообще без приведенных выше аргументов («божественное право») вообще оказываются в крайне жалком положении в плане доказательств своей правоты. Впрочем, в условиях нынешней аномии и апатии «общественного большинства» это не особенно им мешает, поскольку мало кому сегодня приходит в голову задумываться над рациональностью социального устройства. Поэтому активные и «упертые» сторонники элитаризма до сих пор убеждены в том, что они однозначно правы. В том смысле, что именно элитарное устройство общества является не просто «естественным», но и единственно возможным.

Поскольку люди, соответственно, делятся на «лучших», обладающих некими качествами, делающими их лидерами – и всех остальных, судьба коих состоит лишь в подчинении этим самым «юберменшам». Не важно, как последние называются: депутаты, чиновники, бизнесмены или короли. Однако к реальности все это не имеет ни малейшего отношения. В том смысле, что указанная «лучшесть» не просто не подтверждается практикой – но вообще не может существовать в принципе.
На самом деле, кстати, о подобном давно уже догадываются – ну, разумеется, если вести речь о Новейшем времени. Т.е., о времени, когда «божественное право королей» стало анахронизмом, а разница между трудом рабочего и управленца уменьшилась в несколько раз. В том смысле, что за последние сто лет материалов, свидетельствующих о, мягко сказать, не слишком интеллектуальном поведении «высших слоев», появилось столько, что их перечисление фактически невозможно.

* * *

Причем, это касается не только – да и не столько – социалистических государств, где чуть ли не половина «критических материалов» была посвящена т.н. «бюрократам». (И это не считая «устного народного творчества», в котором «высших бонз» чехвостили в хвост и гриву.)Поскольку и в классовых государствах отношение к «высшим» давно уже отнюдь не восторженное. В том смысле, что и тут чуть ли не во всех художественных произведениях (по крайней мере, со второй половины прошлого века) образ «благородного господина» сменился своей противоположностью:  что политики давно уже считаюся продажными по умолчанию, чиновники – вороватыми, а бизнесмены – беспринципными. (Ну, за исключениями прямой апологетики, вроде пресловутого «Атланта».) Что же касается прессы, то тут даже и говорить нечего – редко какой представитель «высшего класса» на страницах газет и журналов изображался в приличном виде. И хотя понятно, что это было связано исключительно с процессом конкурентной борьбы, однако сути не меняет.

Поэтому практически единственным местом для «обитания» благородных элитариев стало прошлое – те времена, когда указанное в начале поста представление было единственно возможным, а поэтому рыцари и короли считались изначально «высокими». (Как носители «сверхъестественной сущности».) Именно отсюда происходит тот «вал» (псевдо)исторических романов, а затем и фэнтази, что захлестнул массовую культуру во второй половине ХХ века.Collapse )