November 21st, 2019

Вопрос о демократии и ее сущности

Приведенная в прошлых постах (1, 2) особенность «элитариев», состоящая в том, что последние практически ничем не отличаются от обычных людей – а точнее, если и отличаются, то не в лучшую сторону – позволяет понять многие механизмы современного общества. Например, пресловутую представительскую демократию. Дело в том, что у многих сейчас существует совершенно неверное представление об основных принципах ее работы. В том смысле. что общепринятое мнение состоит в том, что на выборах должны избираться «наиболее достойные» представители общества, достойные вхождения во власть. Дескать, путем всенародного обсуждения и широкого рассмотрения предлагаемых кандидатами программ существует возможность рационального отбора самых лучших по своим качествам кандидатов.

Наверное, тут не надо говорить, что в данная схема весьма далека от реальности. Причем, не только в том смысле, что – в полной противоположности с указанной выше идеей – практически везде в результате выборов к власти приходят, мягко сказать, не самые компетентные, и уж конечно, не самые «морально привлекательные» личности. Но и в том, что реальное избрание последних вообще оказывается событием более, чем маловероятным даже в идеальном случае – поскольку посреди «предвыборной трескотни» обеспечить тщательную рациональную оценку не только «качества» кандидатов, но и их программ. (В результате чего, собственно, и наблюдается описанное выше явление.)

Все это неизбежно создает определенное отторжение демократических процедур, широко известное и сейчас, и в прошлом. И придает определенные аргументы даже таким, казалось бы, бессмысленным и дискредитировавшим себя идеям, как монархизм и аристократизм. Ну, в самом деле – восклицает монархист – разве можно отдавать государство в руки первому попавшемуся горлопану! Разве это лучше ситуации, в которой власть переходит к «специально обученному» и особо воспитанному наследнику престола? (О том, как реально обучаются «наследники», и действительно ли они обладают каким-то особым воспитанием, тут, разумеется, умалчивается.) Причем, на фоне существующей ситуации подобные вещи выглядят даже рационально – т.е., имеют ценность даже без привлечения невозможной сейчас «божественной сущности» королей.

* * *

Впрочем, понятно, что монархисты представляют собой достаточно небольшую долю «сомневающихся в демократии». Гораздо большее число людей, разумеется, к наследственной передачи власти относится со справедливым сомнением – в конце концов, тысячи лет господства последней оставили нам немало примеров реальной «эффективности» подобного механизма. Поэтому большинству гораздо ближе оказывается более «современная» модель, заключенная в концепции: «управлять должны профессионалы». Смысл ее, как можно догадаться, состоит в том, что пресловутые «кандидаты на власть» изначально избираться должны из определенного круга лиц, изначально наделенных определенной системой знаний и связанных через это с системой государственного управления. Иначе говоря, должен быть некий «политический класс» или слой, который, собственно, и может управлять странойCollapse )