December 4th, 2019

Пересечь «темную долину» 3

Из предыдущих постов может создаться впечатление о том, что «темная долина» - это приговор. В том смысле, что попав в нее, общество обязано будет погибнуть. Однако это не совсем так. Поскольку указанная «долина» не является полной аналогом Суперкризиса-ловушки (иначе не было бы смысла вводить данное определение), она означает только лишь то, что этот Суперкризис наступит при «нормальном поведении» данной системы. Потому, что через «темную долину» можно «перепрыгнуть».

Да, именно так: можно взять – и сразу перейти к тому самому «светлому пику», который лежит за пределами наполненной зловещими тенями пропасти. Разумеется, не сказать, чтобы это было так уж и просто – однако ничего невозможного в данном действии нет. (Такой вот аналог «туннельного эффекта» в социальной динамики.) Более того – в нашей истории имеется прекрасный пример подобного «перескока». Речь идет о том же Советском Союзе – но только не в 1980, а в 1930 годах. Тогда страна так же, как и в позднесоветское время, оказалась перед угрозой опасности попадания в Суперкризис – причем, в крайне жестком варианте. Поскольку именно в указанном временном периоде сошлись крайне неблагоприятные для страны «пики» глобальных процессов.

* * *

Из которых прежде всего стоит упомянуть «пик неблагоприятной внешней конъюнктуры». Для тех, кто не понимает, о чем тут идет речь, напомню, что с конца 1920 годов (а конкретно с октября 1929 года) в мире происходил глобальный экономический кризис, получивший название «Великая депрессия». Следствием которого стало огромное падение экономики самых различных стран – начиная с США и заканчивая Польшей – которое, в свою очередь, привело множеству очень неприятных последствий. Начиная с массового голода даже в «сытых странах», вроде США, и заканчивая приходом к власти нацистов в Германии. Ну, а самое главное – выбраться из данного положения удалось только после завершения Второй Мировой войны. (Обычно пишут «с началом Второй Мировой» - однако экономика во время войны существенно отличается от экономики мирного времени. Поэтому правильно будет указывать завершение «эффекта Депрессии» именно на послевоенное время.)

Однако как раз СССР указанная катастрофа практически не затронула. Хотя, по идее, должна была ударить по нему в полную силу – поскольку Великая Депрессия практически обвалила цену на зерно, бывшее одним из важнейших экспортных товаров. (С 1920 по 1932 год она упала более, чем в 5 !!! раз.) Точнее, наоборот: СССР умудрился выиграть в сложившейся ситуации… но об этом будет сказано несколько ниже. Пока же можно только указать, что одной только международной конъюнктурой проблемы нашей страны тогда не ограничивались. Поскольку «внутри» ее была не менее важная – а точнее, еще более опасная – ситуация. Состоящая в том, что к середине 1920 годов СССР оставался страной аграрной. Вместе со всеми «прелестями» подобного состояния – начиная с низкого уровня прибавочного продукта, и заканчивая огромной зависимостью от климатических условий. Более того, аграрное производство тут основывалось на индивидуальном крестьянском хозяйстве – самом малоэффективными из известных форм организации производства.

Поэтому дальнейшее развитие данной системы было однозначно печальным. Потому, что альтернатив было две: или допустить рост расслоения деревни, формирования «новой буржуазии» из кулаков – со всеми вытекающими последствиями. Или – попасть в «мальтузианскую ловушку» избыточного роста сельского населения с неизбежным обезземеливанием и угрозой перманентного голода. Collapse )