December 18th, 2019

Ненужный мир 4. Немного о семейном вопросе

В прошлом посте  было показано, как менялось отношение к такому явлению, как «частная собственность». (Впрочем, менялось вместе с самим явлением.) В том смысле, что в конце 1960-1970 годах указанное понятие обрело неожиданную (на тот момент) положительную коннотацию. (Отличающуюся от той, что сложилась в первой половине ХХ века, и которая господствовала до описанного времени.) Однако к концу 2000 годов этот процесс сменился на противоположный – в том смысле, что произошло очередное переосмысление собственности и связанного с ней частного предпринимательства.

Впрочем, только указанными моментами происходящие изменения не ограничились – похожая трансформация охватила практически все сферы человеческого бытия. В том смысле, что «прекрасная эпоха» «золотых десятилетий» привела к новому вдыханию жизни во многие, казалось бы, уже уходящие понятия. И напротив –наступивший после гибели СССР период «рыночного торжества» привел к быстрому исчерпанию данных вещей, их резкому «обветшанию» и разрушению. Взять, например, такое явление, как «семья».

Наверное, тут не надо говорить о том, что подобный тип человеческого общежития испытывает в настоящее время крайне серьезный кризис. Выражаемый, например, в том, что люди с каждым годом все менее охотно вступают в брак – а если вступают, то через определенное время все равно разводятся. (О связанных с данным явлением демографических проблемах надо говорить отдельно.) Подобное положение, разумеется, вызывает закономерное возмущение, а также – столь же закономерное желание найти от него «лекарство». Правда, искать его предполагается в т.н. «морально-этической области», зачастую имеющей однозначно религиозную коннотацию. C соответствующим результатом – в том смысле, что все попытки «лечения» закономерно заканчиваются провалом.

Поскольку в действительности мы имеем дело с чистейшим социально-экономическим процессом, напрямую восходящим к системе общественного производства. (И совершенно закономерно отражающим все колебания последнего.) Да, именно так: семья – это, прежде всего, элемент производственной системы, существующий исключительно потому, что данная форма взаимодействия людей позволяет (при определенных условиях) наиболее рационально осуществлять производственную деятельность. На самом деле последнее не будет выглядеть странным при условии, если вспомнить: чем же была семья на протяжении подавляющей части человеческой истории. А была она, прежде всего, производственной единицей, занимающейся обработкой земельного участка или еще какой-то полезной деятельностью. (Ремеслом, торговлей.) Впрочем, даже семьи аристократов, по существу, выполняли примерно ту же роль, только на более «высоком уровне» - недаром, заключение брака издавна считалось самым лучшим методом политики. (Которая, как известно, есть отражение экономики.)

* * *

Отсюда неудивительно, что с началом перехода от производства «распределенного», разнесенного по множеству крестьянских и ремесленных дворов, к производству «концентрированному» - т.е., индустриальному - традиционная семья оказалась не просто в кризисе. А в кризисе системном и неустранимом. Collapse )