December 19th, 2019

Продолжение разговора о "семейном вопросе"

Итак, как было сказано в предыдущем посте , то, что мы привыкли считать «традиционной семьей», на самом деле не только не имеет отношение к традиционной семье, как таковой. (Т.е., к существовавшему тысячелетия способу общежития, имеющему в своей основе семейное производство.) Более того, он имеет весьма малое отношение даже к той форме «нуклеарной семьи», которая возникла после перехода к индустриальному капитализму. В том смысле, что, «воссоздаваясь» в 1970-1980 годах после длительного периода хиповских «шатаний» - с их принципом «свободной любви», наркотрипами и отсутствием постоянного места проживания – «неотрадиционая» семья оказалась скорее «срисована» с некоторой идеальной картины, нежели с действительно бытовавших когда-то отношений. (Разумеется, понятно, что хиппи в 1960 годы составляли малую часть населения – однако именно их идеи господствовали среди молодежи.)

Это проявилось, скажем, в том плане, что в указанной форме взаимодействия изначально предполагался принцип «равенства супругов», тогда, как не только для традиционной, но и для «нуклеарной» семьи подобная вещь была просто невозможной. В том смысле, что до указанного времени (1970-1980 годов) само собой разумеющимся было то, что в семье есть только один «хозяин» - муж. Вокруг которого и выстраивается семья. Этот принцип казался настолько нерушимым, что сохранился даже в «мире сахарных картинок» семейного бытия, создаваемых в США 1950 годов. Т.е., в мире, где, казалось бы, все пережитки патриархата оставались далеко в прошлом. (Американские женщины добились реального равноправия еще в 1920 годах.) Однако нет: несмотря на все декларации и законы, роль женщины в подобной семье все равно оставалась исключительно подчиненной. Более того – эта роль так же, как и раньше, фактически сводилась к роли «добровольной прислуги», без которой указанная «карамельная культура», с ее просторными домами и многочисленными детьми была бы просто невозможно. (По той простой причине, что на поддержание подобного хозяйства уходило много сил, а иметь «настоящую» прислугу в условиях послевоенного экономического подъема было крайне дорого.)

* * *

Впоследствии, кстати, именно указанное положение стало одним из оснований отрицания «семейных ценностей» - особенно со стороны девушек, прекрасно видевших положение своих матерей в «золотых клетках» семейного счастья. И именно поэтому относительно легко принимавших идеи «свободной любви» - несмотря на то, что для женской части населения они были гораздо менее выгодные, нежели дл мужской. Впрочем, говорить об истоках того отрицания «классических отношений», что возникло в 1960 годы, надо отдельно. Тут же можно сказать только о том, что, воссоздавая концепцию «семейного гнезда» после более, чем десяти лет ее стагнации, указанную модель женского подчинения все же убрали. (Именно поэтому современную семью нельзя напрямую сводить к семье «классической», пускай и нуклеарной.) И хотя определенные элементы иерархии в данный конструкт все равно проникли – по той простой причине, что полностью игнорировать определяющий принцип было все равно невозможно – но их уровень изначально был крайне низок. (Именно поэтому, кстати, по отношению к «европейским семьям» невозможно использовать классические феминистские конструкты «угнетения», т.к., они создавались для совершенно иной ситуации.)

Кстати, касается это не только женщин, но и детей – наказание которых в «прошлую эпоху» было более, чем нормальным процессом. Точнее сказать – физические наказания, в смысле, банальное битье. Ремнем, розгами, или иными подручными (и специальными) предметамиCollapse )