January 10th, 2020

Левые и меньшинства - или немного о "женском вопросе"

У Яны Завацкой – Синей Вороны – вышли интересные посты (1, 2) на тему взаимосвязи левых и меньшинств. А точнее, постсоветских левых, или даже тех, кто на постсоветском пространстве традиционно именуется «левым». Тем более, что и «меньшинства» в данном контексте следует давать в кавычках – поскольку подобное понятие так же обладает значительной условностью. А порой – как в случае с женщинами, который разбирается Завацкой – вообще звучит издевательством.

Впрочем, к женщинам мы вернемся чуть ниже. Пока же стоит сказать, что самое первое, что следует в подобном случае сделать – это в очередной раз уточнить само понятие «левых». Поскольку многие под последним понимают что-то свое – например, пресловутых «защитников меньшинств». Или, напротив, сторонников «коллективизма», подавляющего отдельную личность. Тем не менее, даже из этого огромного спектра можно выделить более-менее четкую политическую дефиницию понятия «левые». Состоящую в том, что «левизна» характеризует отношение к социальному неравенству. Более того, сама шкала «право-лево» с самого начала была связана именно с данным показателем. (В Национальной ассамблее времен начала Великой Французской Революции слева сидели якобинцы, а справа – приверженцы феодального абсолютизма. Ну, а между ними все остальные – в соответствии с уровнем приязни/неприязни друг к другу.)

Разумеется, впоследствии это самое разделение «обросло» новыми смыслами. Например, в плане обозначения т.н. «правого мышления» - то есть, мышления, ориентированного исключительно на частное, локальное, конкретное при полном игнорировании глобальных трендов и событий. Но даже в данном смысмле «левое» продолжает сохранять описанную выше основу: так, человек, «ориентация на локальное», как правило, выбирается именно потому, что имеет цель защиты локального привилегированного положения. По той простой причине, что «привилегированных» всегда много меньше, нежели непривелигированных. (Разумеется, это не значит, что речь идет об «олигархах» – нет,чаще всего носителями «правого мышления» оказываются представители т.н. «рабочей аристократии». Т.е., наемных работников, получающих зарплату значительно выше средней по рынку.) Впрочем, не стоит забывать о том, что правящие классы используют для своего господства и пресловутую идеологию – то есть, навязывание всем остальным своей системы ценностей посредством массированной пропагандистской атаки.

* * *

Впрочем, подробное рассмотрение всего этого будет уже выходом за пределы выбранной темы. Поэтому только еще раз зафиксируем тот момент, что «левыми» могут считаться те политические силы, которые направлены на снижение неравенства в обществе. Они могут быть радикальными – как коммунисты, которые вообще настроены на ликвидацию указанного разделения. Или достаточно «мягкими» - как социал-демократы, считающие, что наиболее обеспеченные слои населения должны лишь не допускать скатывания наименее обеспеченных в нищету. Забавно, кстати – но даже либералы в своей «первоначальной форме» могут рассматриваться, как разновидность левых сил. Поскольку их требования к обеспечению всеобщих гражданских прав в условиях господства феодальных отношений однозначно вело к увеличению социального равенства граждан. Правда, после окончательного установления буржуазного общества актуальность данного момента падает.

На этом фоне вопрос о взаимодействиях с упомянутыми Завацкой «меньшинствами», в принципе, должен решаться «автоматически». Collapse )