January 11th, 2020

Левые и меньшинства. «Национальный вопрос»

В прошлом посте была разобрана проблема отношений левых к «женскому вопросу». И было показано, что, в общем-то, никакой проблемы нет. В том смысле, что при правильной постановке вопроса – т.е., при рассмотрении его с точки зрения социально-экономических взаимодействий –он, по существу, решается «автоматически». Поскольку выступает всего лишь частным случаем общего решения задач оптимального перераспределения создаваемых благ среди всех членов общества. (Напомню, что женщины составляют не менее половины от последних – так что само отношение их к «меньшинствам» звучит издевательством.)

Разумеется, увидеть это можно, только перейдя от бессмысленных в социальном плане категорий – вроде «женщина» или «мужчина» - к рассмотрению на уровне изъятия и распределения прибавочной стоимости. (То есть – в рамках производственных отношений.) Поскольку иначе есть огромная вероятность попадания в тот самый «феминосрачь», который практически всегда сопровождает указанный вопрос в интернете. С обязательным выяснением того, какой «пол» какому что должен. Хотя в действительности должен не «пол», а общество, в котором носители этого самого пола производят материальные ценности – однако при этом не получают их в полной мере на руки. (Т.е., существует отчуждение труда.)

* * *

То же самое происходит и при рассмотрении иных «меньшинских» вопросов. Например, той же проблемы с мигрантами – и вообще, иностранными гражданами, присутствующими на территории иных государств. Напомню, что наличие последних правые считают одной из важнейших проблем современного мира. Точнее сказать – так считают те правые, которые получают от наличия данной категории никакой пользы. А зачастую – вообще имеют одни проблемы, поскольку наличие слабо интегрированной в общесоциальную структуру массы молодых (а «понаехавшие», как правило, именно молодые) людей само по себе представляет весьма неприятную ситуацию. (Причем, практически независимо от того, к какой нации и вероисповеданию относятся подобные люди. )

Другое дело, что это справедливо только для «одних правых». Для других же подобное явление несет исключительно хорошие вещи. Начиная с чисто экономических – как, например, в ситуации с «трудовыми мигрантами» в современной РФ, которые выступают одним из главных факторов сохранения производственной системы, сформированной тут еще в 1990 годы. (Во время которых самый квалифицированный труд можно было покупать буквально за еду. Безо всяких кавычек – тогда часто платили «талонами на продукты в заводском магазине», как правило, принадлежавшем владельцам предприятия.) В результате чего доля заработной платы в ВВП России до сих пор не превышает 40% (а в 2000 годы была еще меньше – 25-30%), в то время, как в Европе она колеблется от 70 до 80%. Понятно, что при условии снижении числа «доступных трудовых ресурсов» - а именно это происходит все последние двадцать лет – такая система может сохраняться только за счет «притока извне».

Более того, само наличие на территории страны «дешевых работников» оказывает влияние на общий рынок труда и в том случае, если они не работают.Collapse )