January 16th, 2020

Революция и Традиция. Часть первая

На самом деле, кстати, в прошлом посте был затронут довольно интересный вопрос, напрямую связанный с будущем социализма – и в нашей стране, и за ее пределами. Речь идет вот о чем: с самого начала великой Революции 1917 года ей пришлось реализовываться в стране, подавляющее число граждан которой жило в условиях традиционного общества. Данный момент, кстати, был прекрасно известен современникам указанных событий, породив известную идею о «несвоевременности» и «ошибочности» построения социализма в столь слаборазвитой стране. Дескать, Маркс изначально говорил о том, что подобный переход должен был быть в наиболее индустриальном из государств. А значит, российский социализм обречен.

Разумеется, подобное представление было ошибочным. Причем, даже не потому, что прогнозы на скорое падение «совдепии» не оправдались – и вместо «городов социализма во тьме» и иных вариантов катастрофы мы получили великую Сверхдержаву. А потому, что уже к началу Революции прежние модели социальной динамики были уточнены. Это сделал Владимир Ильич Ленин в рамках своей концепции об неравномерности развития различных государств в империалистической системе и ее «слабом звене». (Под которым, разумеется, подразумевалась Россия.) В том смысле, что данный мыслитель показал, что, во-первых, разрыв единой «империалистической цепи» с высокой степенью вероятности происходит во время того серьезного напряжения, что создает крупная война. А во-вторых, это должно случится не в «ядре» империализма, а в государстве «второго эшелона», буржуазия которого имеет значительно меньше сил на то, чтобы блокировать возмущения пролетариата. (Общие контуры подобной идеи были набросаны еще в «Империализме, как высшей форме капитализма» ,а окончательно сформулированы в статье «Военная программа пролетарской революции», вышедшей в 1916 году.)

Дальнейшее развитие событий – как нетрудно догадаться – полностью подтвердило правоту Владимира Ильича. И одновременно – поставило в смешное положение всех тех, кто вместо «духа марксизма» пытался хвататься за его формальные схемы. Кстати, интересен данный момент еще и тем, что –как стало понятным уже в наше время – подобное поведение общества полностью «ложится» на более общую теорию эволюции сложных систем. (Частным случаем которой и является развитие обществ.) И, например, в развитии биологических видов мы можем увидеть примерно то же самое. Так что идея «незаконности» российской Революции – которую до сих пор еще поддерживают некоторые левые – в настоящее время выглядит еще более странной и нелепой, нежели во времена Владимира Ильича.

* * *

Однако при этом стоит понимать, что – в полном соответствии с «общей моделью эволюции» - развитие Революции (т.е., создание нового общества) оказывается на порядки более сложным, нежели в тех «простых моделях», которые были созданы в XIX столетии. То есть, никакого быстрого построения социализма после «взятием пролетариатом власти» - как это думалось многим в самом начале создания марксисткой теории – быть просто не может. Более того, не может быть и самого «быстрого взятия власти» - по крайней мере, по всему миру. (Т.е., пресловутой «мировой революции» в ее выльгаризированной форме.) А главное – не может быть того самого «линейного» развития революционного процесса, пускай даже и «растянутого» на какое-то время. Скорее наоборот: так же, как и движение эволюции биологической, изменение общественного устройства движется по крайне сложной, хотя и предсказуемой в общем виде, траектории, испытывая не только подъемы, но и падения. Разумеется, при этом стоит понимать, что речь идет именно об восхождении – то есть, об усложнении и повышении устойчивости – цивилизации, как таковой. И значит, несмотря на все провалы и поражения, о какой либо альтернативе социализма с дальнейшим движением в сторону его «коммунизации», говорить нет смысла. (Альтернатива – гибель человечества.)

Впрочем, рассмотрение данного вопроса надо делать отдельно – поскольку это очень большая и серьезная тема. Тут же стоит вернуться к тому, с чего начали – а именно, с указания на то, что новое социалистическое общество с самого начало вынуждено было выстраиваться в условиях подавляющего господства среди населения «традиционного образа жизни».Collapse )

К психозу дня

Для того, чтобы понять: какая же реальная цена попыток разного рода (левых) "аналитиков" увидеть, что же скрывается за последними "кадровыми изменениями" - можно вспомнить случай восьмилетней давности. Когда в конце декабря 2011 года  заместителем председателя правительства был назначен Дмитрий Олегович Рогозин.

Тогда это решение вызвало всплеск радости у представителей т.н. "народно-патриотических сил". (В которые тогда входили и многие "левые" - наследие "красно-коричневых" было еще не изжито.) С данным назначением связывали тогда огромные надежды в плане "обращения власти лицом к русскому народу" и прочие влажные мечты. Наверное, сейчас не надо говорить о том, каким же жестким обломом все закончилось.

Впрочем, есть и еще более "постыдный" пример, связанный с радостью по поводу избранияCollapse )