February 1st, 2020

О неизбежности крушения "капитализма с человеческим лицом"

Подведу некий итог над последними постами и сформулирую вывод, который из них следует. А именно: укажу на неизбежные проблемы, которыми обернулась «советизация мира», произошедшая в 1960-1980 годы. И состоящие в парадоксальной –на первой взгляд – ситуации. Согласно которой капитализм, лишенный под давлением СССР своих самых очевидных и «кричащих» проявлений, стал не просто терпим. Он стал почти что прекрасен. (Разумеется, если вести речь о т.н. «развитых странах». Впрочем, не только о них.) Ну в самом деле, возьмем ту же Западную Европу того времени: малый бизнес процветает, обеспечивая любых желающих возможность открытия «своего дела». (Да еще не просто «своего дела», а «своего дела инновационного», связанного с самыми передовыми областями производства. Скажем, персональных компьютеров – как у Джобса с Возняком.) Ну, а не хочешь малый бизнес – нанимайся на работу, особенно, если имеешь хорошее образование. Там ты тоже можешь надеяться на относительно достойную оплату, гарантированный соцпакет и прочие желаемые блага.

Да и вообще, жить в 1960-1980 при капитализме было неплохо не только на Западе. Экономика по всему миру росла, бедность снижалась, небоскребы, автострады и аэропорты строили даже в городах Африки, социальные лифты выглядели открытыми, а «свобода выбора» гарантировала возможность любых «путей». Хочешь – будь хакером-технарем с красными глазами, хочешь – яппи-менеджером в галстуке и костюме, хочешь – каким-нибудь музыкантом-хиппи, с сексом, наркотиками и рок-н-роллом. Можно было даже уйти в религию и уединиться в каком-нибудь ашраме или секте, посвящая свою жизнь попытками «соединиться с высшей сущностью вселенной». Нет, разумеется, были и неудачники, были и нищие, голодные и умирающие от болезней. Были даже войны –скажем, во Вьетнаме или в той же Африке с Ближнем Востоком.

Однако все это выглядело, во-первых, происходящем «на периферии» - в том смысле, что большая война, равно как и «большой» экономический кризис (вроде Великой Депрессии), затрагивающими «развитые страны», оказывались тогда невозможными. А, во-вторых, «господствующий тренд», казалось бы, показывал, что даже имеющееся «зло» должно быть уничтожено в ближайшем будущем. Почему и как – не столь важно: обыватель вообще не склонен искать фундаментальные причины вещей, ему достаточно простейших закономерностей. Состоящих в том, что еще вчера (в начале 1950 годов) он должен был думать о том, как накормить детей – а теперь мог выбирать новый автомобиль. Поэтому общепринятым становилось убеждение в том, что «завтра будет лучше, чем вчера».

На этом фоне неудивительно, что любые проявления классовой борьбы стали выглядеть не нужными и архаичными. Ну, в самом деле, зачем все эти забастовки, столкновения с полицией, если и так все хорошо. И даже если на одной работе возникали проблемы, увольнения, то всегда можно найти другую. Именно поэтому постепенно исчезало понимание целостности экономической системы, ее общих проблем. Чем, собственно, и воспользовалась элита во время «правого поворота». (Когда, например, в Британии ликвидировали угольную промышленность, то массовые протесты угольщиков не смогли перерасти в общенациональную забастовку. И поэтому оказались обречены.) А самое главное –исчезало понимание того, что все указанное благополучие может существовать только благодаря наличию «советской тени», благодаря тому самому давлению на пресловутых «лучших людей», которое оказывает советская держава со своими танками и ракетами. (Кои – как уже не раз говорилось – могут легко достать каждого миллионера, не позволив ему отгородиться «стеной» из безвестных Фрицев и Джонов.)

* * *

Поэтому уже упомянутый «правый поворот» был не просто вероятен – он был неустраним.Collapse )