February 7th, 2020

Реально ужасные привычки из 1990 годов. Часть вторая

В прошлом посте были упомянуты привычки из 1990 годов, восходящие к приводимой там дихотомии: «У них Рай – а нас Ад». Или, иначе говоря, к противопоставлению «Запад-Совок», сложившемуся в конце 1980 годов на основании не раз уже описываемого «самоотрицания» позднесоветского человека. Понятное дело, что подобное «самоотрицание» сохранилось и после фактической гибели СССР в 1991 году – понятие «совок» в данном случае стало относиться к новообразованным государствам. Впрочем, нет – дело обстояло несколько сложнее. В том смысле, что после крушения СССР каждая постсоветская страна (скажем, Россия) начала делиться на две категории: на то, что осталось от СССР. (И выступало, соответственно, «совком» - а значит, «отстоем».) И на то, что было создано после его гибели – и могло даже быть сравнимым с «благословенным Западом».

Скажем, банковская система – это, однозначно, «свет и благо», модерновые офисы и вежливые сотрудники в галстуках. Пускай даже и находятся в России. А вот машиностроительный завод – это, разумеется, «совок», там грязь, шум и старые плакаты на тему поддержания техники безопасности. (Коя – как известно каждому жителю бывшего СССР – есть ни что иное, как способ уменьшения свободы.) Поэтому производство в 1990 годы по умолчанию считалось гиблым местом – в том смысле, что там оставаться могли только очевидные «лузеры». Т.е. люди, которые – по представлением 1990 годов, разумеется – являются неспособными взять свою жизнь в свои руки, и, отбросив любые ограничения, начать делать деньги. Вот такие жалкие личности действительно могут вкалывать на заводах. Все же остальные должны были бежать с этих самых заводов в передовые отрасли экономики – от упомянутых банков до, хотя бы, торговли на рынке.

Разумеется, понятно, откуда взялось данное представление. В том смысле, что производственная деятельность в 1990 годы действительно выглядела бессмысленной, поскольку гораздо проще было жить, ориентируясь на «утилизацию «уже созданного. Ведь СССР – как уже не раз говорилось – создал настолько обширную инфраструктуру, что ее растаскивание по «частным карманам» могло продолжаться достаточно долго. Правда, после начала указанного процесса очень быстро выяснилось, что тех, кто «просек» подобный факт, имеется слишком большое количество. После чего начался увлекательный процесс утилизации утилизаторами друг друга – часто с применение огнестрельного оружия и взрывчатых веществ. Что несколько снизило привлекательность подобных занятий, однако не сказать, чтобы сильно.

* * *

Впрочем, нам тут интересна не столько пресловутая картина «грызни пассионариев друг с другом» за право пожирания собственной страны, а то, что созданные тогда представления продолжают существовать по сей день. И не просто существовать – но и определять деятельность современных людей. При том, что создавшие данную концепцию условия сейчас изменились – и порой значительно. Ну, например, можно взять самое известное – и при этом, самое невинное – проявление указанной дихотомии. Которое состоит в том, что до сих пор наиболее востребованными воспринимаются те специальности, которые связаны с пресловутой «новой экономикой». (Т.е., с тем самым «не совком».) Это разнообразные юристы-экономисты, политологи-социологи – в общем, то, что принято не совсем корректно именовать «гуманитариями». Именно на подобные факультеты вузов до сих пор поступает большая часть абитуриентов, поскольку только в подобном образовании родители видят будущее для своих детей.

Кстати, забавно тут еще и то, что эти самые «гуманитарные факультеты» могут существовать при самых различных вузах – в том числе, и чисто технических. (А то и при совершенно непонятных, неизвестно откуда взявшихся, «академиях» и «университетах» - с уровнем преподавания, соответствующим, в лучшем случае, техникуму.) Т.е., сами по себе конкретные «гуманитарные знания» особой ценности не представляютCollapse )