February 9th, 2020

Геополитическое 1. Вперед, к "разделенному миру"

На самом деле я несколько «запустил» геополитическую тему – в том смысле, что еще на прошлой неделе хотел написать по поводу пресловутого «Брексита», однако как-то не получилось. Впрочем, это сделать никогда не поздно – тем более, что за прошедшую неделю уже выявились некоторые итоги данного события. Причем, итоги не сказать, чтобы очевидные. Более, чем неочевидные… Однако пойдем по порядку. В том смысле, что, прежде всего, укажем, что популярная идея о том, что выход Великобритании представляет собой ослабление Евросоюза –или, даже, начало его развала –ряд ли может быть названа верной. Хотя, разумеется, данное событие является серьезной вехой не только в европейской, но и в мировой политике. И, в определенной мере, действительно способной привести к ряду «екситов». Однако данная веха обозначает начала процесса, ведущего не к слабости, а к силе Европейского союза – который с выходом британцев обретает, наконец-то, возможности хоть какой-то политической субъектности.

Дело в том, что наличие в данном образовании фактически трех «центров силы» - Германии, Великобритании и Франции, причем, «центров», практически уравновешивающих друг друга (по ВВП они идут как раз последовательно), приводило к достаточно серьезной проблеме для данного образования. Состоящей в том, что ни одно из указанных государств не могло «перетянуть» на себя принятие решений. В результате чего фактический курс указанного образования начинал определяться т.н. «межнациональными органами» - интересы который, в свою очередь, формировались в результате крайне сложных процессов. В рамках которых однозначные экономические и политические «карлики» - в виде той же Польши – могли получать несравнимые с их реальным значением преимущества.

Ну, и разумеется – подобная ситуация выглядела идеальной для США. В смысле, для США времен «торжества глобализации», когда предполагалось, что данное государство, по сути, выступает единственно действенным внешнеполитическим субъектом. Нет, конечно, и в данной случае периодически возникали эксцессы, связанные с «непосредственным» столкновением интересов Соединенных Штатов и того же ЕС. Что, в свою очередь, вызываало разнообразные «торговые войны» невысокой интенсивности – однако все это было несравнимым по отношению к главному мировому тренду. К формированию «единого мира», в котором главную роль играли бы пресловутые транснациональные корпорации, выступающие единственно важной силой. (Как показано в ставшем за последние двадцать лет крайне популярных произведениях в жанре «киберпанк».)

* * *

Но в реальности оказалось, что достичь подобного «мирового единства» невозможно. (Кстати, теоретически это было ясно более ста лет назад – однако сегодня мы получили именно практическое подтверждение этого факта.) Поскольку единственное условие, дающее возможность «мирового единства», состоит в возможности бесконечного роста капитала. Т.е., в наличии неограниченных рынков сбыта – которые в момент формирования процесса «глобализации» (1980 годы) действительно выглядели практически неисчерпаемыми. В свою очередь, эта самая «неисчерпаемость» основывалась на том огромном пуле новых технологий, что были получены человечеством во время «золотых десятилетий». (Одна микроэлектроника чего стоит.) В результате чего при «заполнении» товарами тех или иных рыночных ниш, капиталы плавно перетекали в ниши новые.

Однако – как уже не раз говорилось – этот самый «технологический пул» был полностью освоен к концу 2000 годов.Collapse )