February 26th, 2020

Картошка и социализм

Товарищ Коммари, кажется, заварил кашу своими воспоминаниями о том, как он в период армейской службы ездил «на картошку» . В том смысле, что - высказав мнение о том, что подобное действо было не сказать, чтобы тяжелым и унизительным (а точнее наоборот) - он вызвал целую волну возмущений со стороны антисоветски настроенных личностей. Для коих данный факт – т.е., «легкость» перенесения «картофельного ужаса» со сторону указанного автора – показался буквальным образом личным оскорблением.

В результате чего поднялась целая волна «картофельного» - а точнее, «антикартофельного возмущения», захлестнув не только Коммари, но и Майсуряна и даже Алекса Драгона . Которые попытались найти причину указанного возмущения - а так же решение для него. Однако, ИМХО, ни один из данных блогеров указанную задачу не решил - в том смысле, что, поставив правильный вопрос, не дал нужный ответ. Поэтому придется делать это тут. И, прежде всего, стоит указать, что данная проблема тут, по сути, «разделяется» на две. На, собственно, проблему с участием «инженерно-технических работников» в процессе условной уборки урожая. И на проблему крайне резкого восприятия ими данной особенности – которая проявляется даже по прошествии трех десятилетий после гибели СССР. Правда, что самое интересное, в конечном итоге они все равно «сливаются» в одну, причем совершенно неожиданную – но об этом будет сказано чуть ниже.

Пока же стоит отметить то, что отрицать указанное выше использование «советской интеллигенции» в рамках сельхозработ, разумеется, нельзя. Однако так же нельзя и отрицать совершенно очевидную причину этого, состоящую в том, что советское сельское хозяйство где-то с середины 1960 годов находилось на «голодном кадровом пайке». В том смысле, что растущая потребность в промышленных работниках приводила к активному оттоку людей из деревни в город. Причем, как-то затормозить данный процесс было невозможно: наращивание промышленного производства было неустранимой потребностью страны, находящейся в противоборстве с ведущими западными державами. Точнее сказать, была одна тонкость… но о ней так же будет сказано отдельно. 

* * *

В подобном случае сохранение избыточной сельской рабочей силы было буквальным образом подобно смерти. (Поскольку без наличия современного вооружения – которое, в свою очередь, требует развитой промышленности – вероятность военного столкновения с Западом возрастала практически до единицы.) В указанном положении использование тех же школьников или студентов, да и младших научных сотрудников в качестве «подсобных рабочих» выглядело вполне допустимым решением. Тем более, что подобное использование было достаточно редким – не более пары недель в году.

Кстати, мало кто понимает, что как раз указанная «редкость использования», так же сама по себе, являлась проблемой не меньшей, нежели нехватка рабочих рук. В том смысле, что она означала невозможность использования постоянно нанятых людей – или, по крайней мере, колоссальную нерациональность подобной системы. Что же касается рабочих сезонных, «поденных» - то с ними в СССР была серьезная проблема, поскольку наличие данной категории трудящихся советским обществом не приветствовалось – а точнее, полностью отвергалось. Collapse )