March 7th, 2020

Промежуточные итоги "урбанизационной темы"

Подведу некий промежуточный итог на тему урбанизации в СССР – поскольку, ИМХО, с каждым днем она начинает выглядеть все более и более актуальной. Более того – постепенно приходит понимании, что именно с данным процессом оказываются связанными основные особенности советского послевоенного общества. (Т.е., того, что в медийном пространстве получило совершенно некорректное название «периода застоя».) Причем, именно учет урбанизации позволяет, в общем-то, создать логичную картину той эволюции советского общества, что привела его к роковым 1980 годам. (Когда наступил переход к очевидной деградации, продолжающейся и сейчас. Причем, не только для бывшего СССР.) Причем, картины, в общем-то, не нуждающейся в разного рода «субъективных моментах» - в виде пресловутых «заговоров», «агентов влияния», «ревизионизма» и «разложений элит». Т.е., в тех вещах, кои переводят исторический процесс из сферы рассмотрения социальной динамики в сферу некоей «шахматной игры высших посвященных». (Иначе говоря, превращает ее из науки в детектив.) Что, разумеется, не может не радовать. (Поскольку моделирование мира, в котором важнейшие процессы протекают благодаря неким «волевым действиям» высших личностей, разумеется, невозможно.)

Так вот: урбанизацию следует признать одним из самых основных процессов, определяющих облик советского общества. (По крайней мере, на порядок более важным, нежели те же «личные качества» разнообразных «советских правителей».) Собственно, именно она и определила основные «бытовые», и «не бытовые» характеристики советского общества. На самом деле, конечно, тут можно возразить то, что и все остальные развитые страны проходили через нечто подобное – однако это не так. В том смысле, что, во-первых, в нашей стране переход от сельской традиционной к городской современной жизни заняла крайне короткий срок: как уже говорилось, за 50 лет уровень городского населения поднялся более, чем в три раза. (С 20% в 1930 году до 65% в 1950.) Впрочем, если честно, то реально стоит говорить о еще более серьезной скорости – поскольку «реальных» горожан в доурбанизированной России было много меньше пятой части населения. (Т.к. «город» в нем было понятием крайне условным: по сути, за исключением Москвы и Петербурга/Ленинграда, все остальные города были «большими деревнями» с редким вкраплением действительно «городской цивилизации». Так что, ИМХО, к «настоящим горожанам» в том же 1930 стоит относить только жителей «столиц» - т.е., не более 3-4 млн. человек.)

Ну, а во-вторых, не стоит забывать, что в той же Европе еще до массовой урбанизации произошло массовое разложение традиционного сельского хозяйства с превращением бывших крестьян в пресловутых «арендаторов», а затем –и в сельхозрабочих. (Т.е., лиц, живущих в условиях очевидных товарно-денежных отношений.) В то время, как в России даже после революции подавляющее большинство сельских жителей оставались в рамках традиционного крестьянского хозяйства. Можно сказать, что, по сути своей, даже в 1920 годах жизнь большинства россиян мало отличалась от жизни россиян какого-нибудь XVI века. В том смысле, что они так же существовали, в основном, за счет натурального хозяйства, поддерживая минимальное число связей с «большим миром». Который воспринимался исключительно, как ненужный и опасный посягатель на «мужицкую волю», видимою, как возможность век от века жить нормами и моделями, переданными предками.

Ну да:
«– Вся земля мужикам.
– Каждому по 100 десятин.
– Чтобы никаких помещиков и духу не было.
– И чтобы на каждые эти 100 десятин верная гербовая бумага с печатью – во владение вечное, наследственное, от деда к отцу, от отца к сыну, к внуку и так далее.
– Чтобы никакая шпана из Города не приезжала требовать хлеб. Хлеб мужицкий, никому его не дадим, что сами не съедим, закопаем в землю.
– Чтобы из Города привозили керосин.»
(Сами понимаете, откуда.)

* * *

И вот эти люди должны были «перепрыгнуть» даже не в модернистскую капиталистическую, а в модернистскую социалистическую цивилизацию. Перейти от мира, в котором даже христианская религия была архаизированной, низведенной на уровень народных примет и волшебных заклинания (именуемых молитвами) – к миру, где разбивают атом, запускают ракеты в космос, синтезируют искусственное волокно и готовятся к перекраиванию генома растений. (Генной инженерией в СССР начали заниматься еще в 1970 годах.) Понятно, что слишком гладко пройти подобный процесс не мог. Впрочем, на самом деле сейчас можно только удивляться, насколько успешно эта сложнейшая задача была решена – в том смысле, что уже к 1950-1960 годам вопрос о потребности в той же квалифицированной и высококвалифицированной рабочей силе (условно говоря – промышленных рабочих и инженерах) был закрыт. И это несмотря на войну и связанные с ней потери! Collapse )