April 13th, 2020

Эпидемиология и урбанистика 2. Советский путь

Я уже неоднократно писал о том, что советская концепция градостроительства родилась в значительной мере из необходимости борьбы с эпидемиями. В первую очередь, с туберкулезом, который был «визитной карточкой» российских дореволюционных городов. Впрочем, и другого «добра» - начиная с дизентерии и заканчивая сифилисом – там хватало. Поэтому неудивительно, что одним из важнейших принципов «новой архитектуры», определивших ее историю начиная с 1920 годов и заканчивая 1980, стал приоритет санитарных норм над всеми остальными необходимостями.

Да, именно так – советская архитектура есть, прежде всего, архитектура «санитарная», призванная не допустить возникновения очагов опасных заболеваний. Именно отсюда вытекают ее все основные особенности – начиная с идеи обеспечения максимальной инсоляции и вентиляции. Что, в свою очередь, приводит к значительному росту размера окон по сравнению с дореволюционной нормой, а так же к отказу от «замкнутых архитектурных пространств», вроде пресловутых «дворов-колодцев». Сюда же стоит отнести случившийся в 1960 годах отказ от «линейного» размещения зданий вдоль улицы и переход к «микрорайонной концепции». Кроме того, к «санитарно-гигиеническим» особенностям советского градостроения стоит отнести и признание необходимости обеспечения всех жилых помещений отопительными приборами. Вершиной которой выступает концепция центрального отопления, однако и до того, как оно стало возможным, все жилые помещения в стране обязательно оборудовались печами. Причем, даже в относительно «теплых» районах. (Если кто думает, что «это естественно», пусть посмотрит на значительное число стран Европы, где отопление – это «дополнительная опция».)

Ну, и разумеется, не стоит забывать ограничение скученности проживания – момент, который так же может считаться определяющим для советского градостроения. Разумеется, его стоит рассматривать с точки зрения массового жилья – поскольку понятно, что жилье элитарное всегда было (и остается) достаточно просторным. Однако понятно, что расселить подобным образом огромные массы людей совершенно невозможно. Тем не менее, даже в условиях ограниченности ресурсов советские градостроители старались обеспечить максимально возможную плотность, а так же – максимально разделить обитателей жилья друг от друга. Да, именно так:  в советское время полностью исчезла дореволюционная «традиция» размещения огромного числа людей в одном большом помещении – проходных комнатах, подвалах, чердаках. Вместо этого даже дешевые временные строения – вроде пресловутых щитовых бараков 1940 годов – старались разделять на отдельные помещения.

* * *

Впрочем, «санитарно-эпидемиологический фактор» касался не только отдельных домов, но и городской планировки в целом. Например, в том плане, что проживающие в городах граждане должны были иметь «в шаговой доступности» все необходимые им услуги. Начиная от медицинских – создание медпунктов на предприятиях и поликлиник в городах позволило существенно упростить получение элементарной медпомощи. И заканчивая созданием системы централизованной торговли, что, в свою очередь, позволило отойти от крайне антисанитарной системы городских рынков, на которых до революции закупалась основная масса населения. Кстати, значение этой самой «магазинной революции», позволившей на порядок улучшить санитарное состояние городов, часто недооценивается. Равно, как недооценивается и уничтожение частных закусочных и трактиров, бывших рассадниками многих опасных болезней – от дизентерии до гельминтоза. (О том, что из себя представляла «система удовлетворения потребностей» до СССР, очень хорошо написано у Гиляровского.)

То есть – советское проектирование городского хозяйства с самого начала в качестве одной из основных систем включала  заботу об эпидемиологической безопасности граждан. Разумеется, помимо вышесказанного, она включала в себя множество иных составляющихCollapse )