May 21st, 2020

Еще раз о проблеме гибели СССР. Часть вторая

Итак, как было сказано в прошлом посте , позднесоветская номенклатура сделала ставку на максимальное продление «текущего» состояния. На охранительство – как принято говорить в постсоветской России. Подобное поведение в настоящее время не вызывает никакого удивления: собственно, нынешние «хозяева страны» ведут себя подобным образом. На этом фоне одно время даже появлялись сатирические сравнения Путина с Брежневым – особенно после того, как последний «высидел на троне» больше дорогого Леонида Ильича. Впрочем, если честно, то сравнения эти только в сатирическом (для нынешнего «хозяина») тоне и могут быть, поскольку достижения советской эпохи 1964-1982 годов в нынешней РФ, разумеется, даже представить невозможно.

Тем не менее, очевидность подобного сравнения кажущаяся. В том смысле, что в действительности уподоблять советскую номенклатуру – несмотря на все ее серьезные недостатки – нынешней чиновной олигархии невозможно в принципе. Поскольку реальные отношения этих двух «правящих сущностей» с основанием общественного существования – с производственным базисом – являются различными. Напомню, что РФ – это капиталистическая страна, в которой господствует частная собственность на средства производства. Посему главной целью управления обществом становится удовлетворение интересов этой самой частной собственности. (Разумеется, крупной.) Отсюда нетрудно догадаться, что в «социальном плане» - т.е., в плане взаимодействия различных слоев общества друг с другом – подобному обществу на определенном этапе развития действительно может оказаться выгодной «стабильность».

* * *

Конкретно это состояние наступает после того, как «первоначальный рост капитала» завершается, и «наверху» остается несколько монстров-супермонополий, имеющих практически бесконечные возможности по влиянию на все остальное. Т.к. любого человека на любой должности в государстве эти «супермонстры» могут «купить», и единственное, что ограничивает подобные «покупки» - так это то, что данная личность может быть «куплена» другим «супермонстром». (Разумеется, стоит понимать, что «покупка» тут – не банальная взятка, а гораздо более сложный механизм обеспечения контроля.) В подобной ситуации действительно устанавливается некое «статус-кво», изменить которое становится практически невозможно. (Поскольку сами супермонополии уничтожить друг друга не могут, а любой актор, не входящий в состав «монстров», напротив, данной системой будет с легкостью уничтожен.)

Разумеется, это не значит, что подобная ситуация будет существовать вечно. Нет конечно, довольно быстро (в историческом масштабе) это самое «статус-кво» станет тесным для расширяющихся капиталов. И пресловутая «монополистическая стабильность» будет взорвана. Или же – что еще более вероятно – она будет взорвана «снаружи» общества, монополиями из других социумов. (Стран.) Тем не менее, какое-то время она просуществует. Ну, и самое главное – даже в случае слома данного «статуса» это произойдет только для монополий. Что же касается «нижних слоев» общества – то они всегда и везде будут удерживаться в состоянии «минимальной свободы». (Ну, за исключением небольшого периода «первоначального накопления».) Это, кстати, прекрасно видно сейчас, когда «пелена» мнимой демократичности спала, и стало понятным, что практически во всех капиталистических странах – от Индии до США – действует практически полицейская диктатура.

Впрочем, о современном обществе в указанном контексте надо говорить уже отдельно. Тут же стоит вернуться к тому, с чего начали – и обратиться к советскому периоду и к той ситуации, в которой существовала пресловутая номенклатура. Поскольку тогда можно будет увидеть, что ее (номенклатуры) положение кардинально отличалось и от положения крупных капиталистов, и от положения крупных чиновников при этих капиталистах.Collapse )