June 16th, 2020

Про общество, насилие и устойчивость

Удивительно, как люди, считающие американские – а теперь и европейские – бунты следствием действий неких «тайных сил», не понимают очевидное. А именно: «пружину насилия» нельзя сжимать бесконечно, поскольку наступит момент, и она не выдержит. И или развернется обратно, или же лопнет – снося всю имеющуюся репрессивную систему напрочь. Сейчас, кстати, мы можем наблюдать первый сценарий – в том смысле, что до «власть имущих» поразительным образом начало доходить указанное выше, и поэтому они постарались как можно более мягко «свести» текущий кризис. В то время, как еще недавно властители с потрясающей легкостью «поигрывали» репрессивными мускулами – объясняя это то борьбой с «международным терроризмом», то «снижением выбросов углекислого газа», то пресловутой «самоизоляцией» в связи с коронавирусом.

Впрочем, указанное «прояснение рассудка» - т.е., отказ от силового подавления «беспорядков» - является с огромной степенью очевидности временным. В том смысле, что современное «развитое капиталистическое общество», по умолчанию оказывается обществом репрессивным, могущим существовать оно может только при условии жесткого подавления большинства меньшинством. Почему так происходит, думаю, понятно. Ну, а для непонятливых можно указать, что в классовом мире единственно значимыми интересами выступают интересы правящих классов. Которые, в свою очередь, так же достаточно жестко определяются имеющейся системой конкуренции и состоят в том, чтобы вести непрерывную борьбу за имеющиеся ресурсы. Рынки, полезные ископаемые, торговые пути – в общем, за то, что, собственно, и позволяет расти капиталам.

В подобной системе «обычным людям» нет места: «если у кого нет миллиарда, тот может идти…» ну, в общем, сами понимаете, куда. В том смысле, что любой лишенный экономической мощи субъект неизбежно оказывается в подавленном состоянии другими, более успешными, субъектами. Поэтому стремлению современного социума как можно больше ограничить волю людей, удивляться не приходится. (Еще раз: при наличии конкуренции существует потребность в «экономическом уничтожении» всех, кого можно «экономически уничтожить».) Отсюда и проистекают указанные выше попытки как можно сильнее «загнать» среднего человека в «стойло», и заставить его стать тем, чем он был в течение многих веков: послушным орудием в руках «расы господ».

* * *

Другое дело, что использовать «старый и проверенный» механизм – состоящий в помещении большинства на грань физического выживания – пока оказывается невозможным. Поскольку данный способ с железной неизбежностью способен ударить и по самим «властителям» - через сокращение имеющегося рынка. (Современная экономика – в отличие от экономики прошлого – имеет очень большой «потребительский сегмент».) Отсюда и проистекают указанные выше попытки, имеющие фактический смысл помещения человека в «квазинищету» - т.е., в состояние, при котором он не может покинуть имеющуюся «социальную нишу» и вынужден исполнять все повеления «хозяев». Т.е., они (попытки) должны, в идеале, сделать большинство людей указанным выше «бессловесным орудием» в борьбе за единственно важную ценность классового мира: положение в иерархической пирамиде.

Поэтому основным направление указанного действа и становится «прямое ограничение» прав основной массы населения. Тем не менее – как уже было сказано в начале поста – и этот путь имеет вполне очевидные недостатки. Состоящие в том, что помещаемые в данную «квазинищету» субъекты могут отказаться «тихо объектизироваться». Так, например, произошло во Франции с пресловутым «желтыми жилетами» - кои возникли (если кто помнит) в ответ на попытку французского правительства ввести «зеленую экономику». (Повысить стоимость минерального топлива для увеличения привлекательности электромобилей.) Впрочем, очень скоро «жилеты» вышли за пределы указанного требования, превратившись в протестное течение очень широкого «спектра»Collapse )