July 9th, 2020

Почему они проиграли? Часть третья

Говоря о попытках «справиться с Революцией», а точнее – о попытках вернуть мир в состояние классического классового общества, т.е., в то состояние, к котором он находился на протяжении всей «письменной истории» - следует упомянуть, что происходило это неоднократно. Начиная с самого очевидного момента – с возникновения Белого движения в России, и последующей за этим делом Интервенцией. Тем не менее, тут сразу же стоит упомянуть то, что данная попытка была довольно слабой. Поскольку изначально она не рассматривалась в каком-то «эсхатологическом» ключе – т.е., в плане «войны любой ценой». В том смысле, что, конечно, вопрос борьбы с большевиками неоднократно поднимался, однако далеко не всегда он находился на первом месте. Скажем, многие из тех же членов Белой Армии мечтали о возвращении «старых порядков», но очень часто эти самые «порядки» виделись для них исключительно, как обретение высокого социального и материального положения. Иначе говоря, как возможность властвовать и мародерствовать – что приводило к чрезвычайно невыгодному положению для данной силы.

Это уже потом, в эмиграции, был придуман миф о «благородных белых рыцарях», готовых всю свою жизнь положить ради уничтожения «большевистской заразы». В реальной же жизни эти самые «рыцари» не могли даже хоть чуть-чуть сбавить темп ограбления находящихся под их властью районов страны, приводящих к общему озлоблению населения. Что же касается интервентов, то последних, разумеется, так же волновала возможность приобрести чего-то на халяву. (Все «юридические основания» Интервенции – это, понятное дело, «разговоры в пользу бедных».)Поэтому когда оказалось, что халявы не будет – в смысле, что русский народ отнюдь не горит желанием радостно переходить под иностранное подданство, а совсем даже наоборот – то иностранные державы несколько приуныли. А точнее – решили просто «смотать удочки», тем более, что их собственные солдаты и матросы отнюдь не испытывали особой радости от своей «цивилизаторской миссии», и даже грозились перейти на сторону противника.

Собственно, именно поэтому «изначальный удар» по Революции оказался гораздо более слабым, нежели нужно – что, собственно, и помогло молодой Советской Республики пережить самый опасный период в своей истории. Тем не менее, это было только начало. Поскольку – как уже не раз говорилось – уже в начале 1920 годов стало понятным, что мир после 1917 года изменился очень сильно. Причем – в плане, совершенно невыгодным пресловутым «хозяевам». Данное понимание, возникшее у мировой элиты, привело к началу «второго этапа» антисоциалистической борьбы, связанного с таковым явлением, как фашизм. Разумеется, последний термин следует понимать в расширенном варианте, включая сюда не только пресловутых последователей Муссолини, но и немецких нацистов, испанских фалангистов и разнообразные восточноевропейские движения подобного рода. Более того – необходимо признать, что те или иные элементы фашизма прекрасно существовали в самых демократических странах, например, США. Где, скажем, была «крайне популярной» та же концепция евгеники или идея о необходимости полного контроля работодателя над работниками. (Фордизм.)

* * *

Причина такой популярности проста – фашизм выступал всего лишь концепцией, должной уничтожить все завоевания великой Революции 1917 года. Все остальное – вся эта борьба за чистоту арийской расы и т.д. – было вторичным.Collapse )