August 3rd, 2020

Про "общество будущего" 2

Итак, в прошлом посте говорилось о том, что концепция, согласно которой человек может существовать в «коммунистическом общества» только после определенной «обработки сознания» - через применение особых психотехник или, что еще круче, после некоей «генетической перестройки» - оказалась ошибочной. И в том смысле, что реальная достижимость подобных технологий находится под вопросом – по крайней мере, на текущий момент не существует никаких доказательств их существования. И в том, что в действительности превращение пресловутых «обывателей» в коммунаров осуществляется гораздо проще и «естественней» - безо всякого вмешательства и в «голову», и в «гены». Правда, для этого необходимо совершить достаточно неочевидные с т.з. обыденного сознания действия.

Например, подобный процесс прекрасно описан у великого советского педагога А.С. Макаренко. Впрочем, нет, у Макаренко рассматриваются еще более экстремальный вариант, при котором в коммунаров превращались … уголовники. Да, именно так: значительная часть его контингента состояла из малолетних воров, попрошаек, проституток и даже бандитов – тех, что выходят грабить с револьвером в руках. (И да – слово «малолетний» тут довольно условно, ибо в обществе того времени 15-17 летний юноша - а такие так же поступали в коммуну – воспринимался вполне взрослым.) Кроме того, помимо преступников «обычных» были тут и те «представители юношества», которые до этого входили в состав многочисленных «зеленых банд», бесчинствовавших в период Гражданской войны на Украине. В общем, контингент был настолько специфический, что официальное «педсообщество», в общем-то, даже не надеялось на какое-то его «перевоспитание». Не будут открыто квартиры обносить – и то хорошо…

На самом деле последнее – не преувеличение. У Макаренко в «Педагогической поэме» прямо указано, что «обычные» подростковые колонии часто попадали под влияние «криминального элемента», побороть который было невозможно по «стандартной методике». (В книге это показано на примере Куряжа.) Если сюда прибавить очевидную проблему с нехваткой педагогов – которых в Российской Империи и так было мало, а с учетом Гражданской войны стало еще меньше – то может показаться, что изменить данную ситуацию было почти невозможно. Ну, если только террором. (Кстати, именно отсюда во многом растут корни уверенности в том, что «большевистская диктатура держалась исключительно на насилии».) Тем не менее, в действительности Антон Семенович справился с поставленной ему задачей безо всякого террора, и с привлечением минимальных сил и средств. В том смысле, что ему удалось создать такую систему, в которой бывшие воры и попрошайки добровольно, исключительно из внутренних побуждений, переходили «на сторону добра и созидания».

* * *

Разумеется, тут нет смысла подробно рассказывать о работе великого советского педагога. Поскольку, во-первых, об этом уже неоднократно писалось – в том числе, и в данном блоге. А, во-вторых, поскольку сам Макаренко прекрасно описал свою деятельность в книгах «Педагогическая поэма», «Флаги на башнях», «Марш 30 года». Поэтому если кому интересно, то он может обратиться к этой литературе. Тут же можно указать только самое главное: основной механизм «макаренковского преобразования» состоял в невероятной привлекательности неотчужденного труда. Именно неотчужденного – т.е., выполняемого ради конечного результата и находящегося в руках самих исполнителей. Эта самая привлекательность – неожиданно даже для самого Макаренко (!) – оказалась настолько высокой, что она полностью перевешивала все «прелести» преступного поведения, включая легкое получение благ.

Все остальное – включая особый метод коллективного взаимодействия колонистов, который исключал «постоянное начальство» (система «сводных отрядов», «командиров» и т.д.) – было связано с этим самым трудом. В том смысле, что выступило оптимальной формой обеспечения максимальной его эффективности. Кстати, интересно – но эта самая эффективность оказалась настолько высокой, что привела к реальной самоокупаемости колоний. Что, в свою очередь, позволило избавиться от значительной доли «внешнего надзора» со стороны «педорганов», дав воспитанникам еще большее ощущение свободы. (Правда, за счет очень жесткой конфронтации с «теоретиками образования», которые, по сути, сделали все, чтобы не дать макаренковской системе распространиться по стране.)

Таким образом, можно сказать, что колонии Макаренко стали своеобразным «натурным экспериментом», показавшим основной путь изменения человеческой психологии. В том смысле, что они в идеальной форме смоделировали ситуацию, переводящую ее (психологию) из преимущественно деструктивного (преступного) существования в преимущественно конструктивное. Collapse )

Блеск и нищета "реалполитик"

Пока кратко.

Забавно: на постсоветском - да и не только - пространстве традиционно считается, что лучшей "моделью поведения" для государства в международных делах является т.н. "реальная политика" или "реалполитик". (От нем. Realpolitik) То есть, руководство в международных отношениях исключительно принципом "практической выгоды" в противовес любым идеологическим или моральным соображениям.

Разумеется, это кажется интуитивно понятным: ну, в самом деле, ситуация, в которой правители вместо размышлений о том, насколько этичным является то или иное действие, изыскивают пути получения реальных благ из имеющихся конфликтов, выглядит гораздо более рациональной. Однако именно что выглядит, поскольку в реальности данное положение оказывается далеко не таким уж привлекательным.

Для примера возьмем страну, которую традиционно считают образцом "реальной политики" - Соединенные Штаты послевоенного периода. И, для сравнения - СССР, который, напротив, считается государством, выступавшим исключительно с т.з. "первенства идеологии". (По крайней мере, так считается сейчас.) И посмотрим какие были их "потери" на внешнеполитическую деятельность.

Итак, те же США после завершения Второй Мировой войны в рамках своего "реалполитики" умудрились принять участие в более чем 20 военных конфликтах. При этом количество убитых солдат у данной страны составили порядка 100 тыс. человек. Большая их часть пришлась на две войны - Корейскую (36 тысяч) и Вьетнамскую (58 тысяч), однако сути это не меняет. Скорее наоборот - показывает, как легко от "реальной политики" перейти к реальным боевым действиям.

Для сравнения - СССР по существу, "полноценно" участвовал в одном военном конфликте - в Афганистане. Потеряв при этом порядка 15 тыс. человек - что было воспринято тогдашним обществом, как "катастрофические потери". Во всех остальных случаях наша страна обходилась минимум убитых - скажем, в Корейской войне их не больше 1000. Подобное положение само по себе прекрасно показывает разницу между американской "реалполитик" с ее стремлением к выгоде и советской "идеологической платформой", над коей так любят издеваться наши современники.

Но, может быть, американские финансовые затраты были меньше?Collapse )