August 4th, 2020

Про "общество будущего" 3

Итак, как было сказано в прошлом посте , главное условие для отказа людей от деструктивных стратегий поведения состоит в замене отчужденного труда на неотчужденный. Поскольку именно данный фактор определяет то, как будет вести себя человек: будет ли он стараться разрушать общее ради личного – т.е., ради единственно того, что в реальности является ему подконтрольным. (Или, хотя бы, считается таковым.) Или же начнет действовать в интересах всего общества, увеличивая общую обустроенность мира – что, разумеется, благоприятно скажется на всех, включая его. Это, ИМХО, определяется самыми фундаментальными свойствами бытия, восходящими к самой «природе разума», сиречь, к имманентным его свойствам. А значит,  человек действительно склонен к выбору общего труда – но только в тех условиях, когда эта «общность» не заменяется на труд на пользу какого-то одного субъекта. (Или группы субъектов.) Которые лишают его самого главного условия существования разумного существа: свободы воли – как это происходило в течение тысяч лет классового общества.

Именно указанная особенность – выведенная еще до «опытов Макаренко» основоположниками марксистского учения – стала основанием для создания ими модели коммунистического общества или общества, основанного на добровольном принятии всеми своими членами конструктивной модели поведения. Впрочем, тут сразу же стоит сказать, что определенный материал у Маркса и Энгельсом тут был, причем материал крайне обширный, хотя и малоструктурированный. Во-первых, это наблюдения над оставшимися доклассовыми обществами, сделанные нарождающейся тогда антропологией и этнографией. Во-вторых, это этнографический материал, сохраняющийся в т.н. «фольклорных материалах» - сказках, легендах, мифах – который так же к середине XIX столетия начал активно изучается и обрабатываться. Собственно, в наиболее законченном виде выводы из указанных источников были сформулированы Энгельсом в его работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства». (Но, судя по всему, они использовались им и Марксом намного раньше.) Впрочем, вполне возможно, что рассматривался более широкий круг явлений, включая такую вещь, как хобби – которое как раз стало актуальным в указанное время. (С появлением достаточно массового «обеспеченного класса» - специалистов, чиновников, лиц свободных профессий и т.д.)

В любом случае, тот факт, что Макаренко в своих коммунах подтвердил сделанные более, чем за полвека до него гипотезы, показывает, что они – эти гипотезы – были верны. Однако тут сразу же возникает вопрос: а почему же тогда подобный тип общественных отношений не был перенесен на все общество? (Или, хотя бы, на всю педагогику.) Впрочем, и этот вопрос выглядит сложным исключительно для постсоветских граждан, вынужденных глядеть на мир через «очки» антисоветской идеологии. Поскольку в действительности он разрешается элементарно: а именно, распространение низкоэнтропийной общественной модели, связанной с низкоотчужденным трудом тормозилось тем, что устроить подобный труд на основании существовавшей к 1920 годам производственной системы было очень сложно.

* * *

Поскольку наличествующие тогда технологии – по крайней мере, наиболее передовые из них – требовали высокого уровня разделения труда и вовлечение огромных масс людей. Управлять которыми в условиях низкого уровня отчуждения было почти (именно почти) невозможно. Ну, в самом деле, «классическая» бюрократическая система организации – коя в то время была единственно возможным типом организации управления на крупных предприятиях – основывается как раз на максимально возможном уровне отчуждения. Собственно, бюрократ не видит не только работающих на предприятии людей, но даже оборудования и производимой продукции: для него существуют только «бумажки». А точнее – написанные в этих «бумажках» некие формальные показатели, кои он обязан согласовывать по неким формальным же правилам. (В этом случае замена бумажного носителя на электронный не меняет ровным счетом ничего.)

Понятно, что в данном случае любой «остров» неотчужденной работы выступает опасностью, которую нужно немедленно ликвидировать.Collapse )