September 1st, 2020

Почему надо изучать СССР. Крестьянский вопрос. Завершение

Итак, как было сказано в прошлом посте , коллективизация и раскулачивание – которые считаются одним из важных составляющих советской истории – были связаны вовсе не со строительством социализма. А с разрешением очень серьезной проблемы, связанной с социальной динамикой исторической России – «крестьянского вопроса». Иначе говоря, причины этих изменений вызревали все XIX столетие, и единственная роль Революции тут проявилась в том, что проведены они были крайне эффективно и достаточно безболезненно – как не странно прозвучит подобное. Поскольку в альтернативном случае этот процесс было бы на порядок более тяжелым – в том смысле, что сохранение «крестьянского производства» хотя бы еще на пару десятилетий привело бы к катастрофе, по сравнению с которой кризис 1916-17 годов показался бы игрушкой. (Впрочем, скорее всего, до «пару десятилетий» страна не прожила бы – Вторая Мировая война стала бы ее концом.)

Однако самое интересное для нас тут даже не это. А то, что указанная особенность прекрасно показывает «временную локальность» данного процесса. Т.е., то, что он был актуален только для конкретного исторического момента, и за его пределами повторен не может быть. Впрочем, нет, можно сказать еще категоричнее: эта самая локальность является не только временной, но и пространственной. Т.е., затрагивает только одну страну – Россию с ее уникальными климато-географическими условиями. Поскольку в иных местах производство прибавочного продукта в крестьянском хозяйстве значительно выше, что, собственно, не приводит к описанному «крестьянскому суперкризису». То есть, ситуация, сложившаяся к 1920 годам на территории СССР, не повторится (и не повторялась) больше нигде и никогда.

* * *

Это, в свою очередь, означает, что пресловутое «раскулачивание» - которым так любят пугать современные антикоммунисты – как же является исторически уникальным. Поэтому переход к социалистическому хозяйству во всех остальных социалистических странах происходил много мягче. Тут даже Китай обошелся «малой кровью» - другое дело, что там были свои «тараканы», но именно свои, с советской коллективизацией не имевшие ничего общего. Да что там Китай! Фактически даже в самом СССР ликвидация частной «нэпманской» собственности – но в городах – произошла на порядок менее болезненно. Настолько менее болезненно, что о данном процессе практически не вспоминают на фоне коллективизации.

А ведь в середине 1920 годов нэпманы и связанные с ними категории – пресловутые «кустари-одиночки» (с мотором и без оного) – составляли до 15% городского населения страны. При этом они «держали» до 40% общепита, 60% розничной торговли, причем, в торговле разносной их число доходило до 90%! И хотя понятно, что основной массой этого «принэпманного» населения составляли лица, которых можно назвать «самоэксплуатируемыми», но встречались и настоящие «акулы капитализма», имевшие наемных работников, и живущих со своего капитала. Так вот – всю эту массу разношерстных, но при этом достаточно активных и обладающих ресурсами граждан сумели «прижать» уже в конце 1920 годов. Скажем, указ о запрете частной торговли вышел в 1931 году – но к этому периоду с «нэпманами» было уже все настолько кончено, что данное событие никто просто не заметил.

Как же «раскулачили» нэпманов? А никак: по большей степени они просто проиграли государственной и кооперативной системе торговли и обслуживания. Поэтому лавки и заведения общественного питания, мастерские и склады, просто продавались тому же государству.Collapse )