September 2nd, 2020

Почему надо изучать СССР. О "дефиците"

После того, как в прошлых постах был разобран вопрос о коллективизации – а точнее, о ее проблемах – можно перейти к другим, менее инфернальным, но от этого не становящимся неважными, явлениям советской жизни. Например, к такому популярному у антисоветчиков моменту, как дефицит и очереди. Напомню, что по вызываемому накалу ненависти этот самый дефицит с очередями часто выходят на первый план, обойдя даже пресловутые «сталинские репрессии». (Которые не сталинские, и не репрессии – но об этом будет сказано отдельно.) Поскольку считается, что подобные особенности бытия однозначно отличают «жизнь советскую» от «жизни нормальной». Т.е., от существования при капитализме. (Впрочем, в качестве «нормы» подойдет даже феодализм – который почитается антисоветчиками более развитым, все, что связано с ненавистным им коммунизмом.)

Правда, сейчас – после того, как фотографии разнообразных очередей из т.н. «развитых стран», сделанные в самые различные исторические периоды – заполнили Интернет, акцент на указанном моменте выглядит далеко не так категорично, как в конце 1980 годов. (Когда существовала уверенность в том, что «все в мире живут хорошо, за исключением Совка». )Тем не менее даже сейчас убежденность в том, что это именно Советская власть со своим социализмом устроила так, чтобы в магазинах отсутствовали самые необходимые вещи, а те, что были, приобретались бы только через стояние в огромных очередях, продолжает оставаться господствующим в общественном сознании. Но так ли это? В смысле – действительно ли дефицит и очереди выступают следствием социалистической экономики?

* * *

Для того, чтобы ответить на данный вопрос, надо вспомнить: что же такое этот самый «дефицит». Разумеется, никакой тайны тут нет – это нехватка производства тех или иных вещей. Точнее – не просто производства, а производства обобщенного, куда входит и система распределения – скажем, торговли. В принципе, отсюда можно понять, что указанное явление однозначно может свидетельствовать только об одном – о слабости имеющейся производственной (и распределительной) системы. Казалось бы, отсюда-то однозначно можно сделать вывод об убогости социализма – но нет. Поскольку при внимательном рассмотрении становится понятно, что ситуация тут гораздо сложнее. Настолько сложнее, что все попытки ее рассмотреть через упрощенные клише – вроде «плановая экономика не способна удовлетворить спрос, потому, что невозможно все спланировать» - теряют всякую связь с действительностью.

Например, тут сразу надо сказать, что до пресловутого 1917 года вопрос об удовлетворении потребностей большей части населения нашей страны фактически вообще не существовал. Но не потому, что «все удовлетворяли», а напротив, из-за того, что более 90% ее жителей о потребностях практически не задумывалась. А точнее, может быть и задумывалась, но дальше этого дело не шло. Дело в том, что господствующее тут традиционное хозяйство – а оно охватывало не только крестьян (составлявших 80% жителей России), но и т.н. мещан, включая рабочих – было, прежде всего, хозяйством натуральным. В том смысле, что потреблялось в нем то, что производилось. В итоге вопрос о существовании какой-то «производственной системы» для большей части людей имел чисто риторическое значение.

Конечно, изначальная замкнутость крестьянской жизни к началу 20 столетия начала спадать – в том смысле, что  часть товаров, вроде кос, серпов, вил, гвоздей и хомутов приобреталось на рынке. В 1900-1910 годах начала расти популярность «текстильной мануфактуры», постепенно вытеснявшей домашнее ткачество. В определенной мере начало использоваться керосиновое освещение – ну и т.д., и т.п. Но понятно, что, во-первых, число этих товаров было небольшим. А, во-вторых, они предназначались, скорее, для производственных целей – даже из ткани шилась одежда – а не для непосредственного использования. В результате чего сама «система удовлетворения потребностей» в досоветское время была крайне неразвитой. В том смысле, что она рассчитывалась на охват ничтожного числа российских жителей – не более 5% т.н. представителей «обеспеченных классов». В основном, кстати, живших в двух столицах, которыми, по сути, и ограничивался российский «индустриальный мир».

* * *

На этом фоне не стоит удивляться тому, что значительное число товаров в дореволюционных магазинах составляли товары иностранного производства. Причем, это были не только сложные и современные вещи – вроде модной одежды и обуви, фотоаппаратов, оружия или швейных машин. Collapse )