September 8th, 2020

Миф о тоталитаризме и его источники 2

Итак, как было сказано в прошлом посте, пресловутое «ограничение прав личности» не является определяющим признаком мифического «тоталитаризма». Скорее, наоборот – это самое ограничение может быть рассмотрено, как базовый принцип самой «человеческой цивилизации», или, точнее, того, что принято сейчас подразумевать под подобными словами. А именно – общества, построенного на классовом делении, при котором некая небольшая «верхушка» может всецело распоряжаться волей всех остальных. Так было в древних восточных деспотиях и рабовладельческих империях, так было в феодальных королевствах-царствах, так было в буржуазных государствах периода «классического капитализма». На этом фоне пресловутый фашизм – с его всесилием государственного насилия – если чем и выглядит, так это наиболее чистой реализацией данного «исторического принципа». Не более того.

Но если дело обстоит так, то откуда тогда взялся указанный миф о «тоталитаризме», как ужасном «мире страданий», который накрыл Россию, превратив ее в странное место, где все ходят строем и не могут иметь собственного мнения? На самом деле тут никакого секрета нет – генезис этого представления хорошо известен, однако, на первый взгляд, он выглядит довольно необычно и парадоксально. А именно: появления идеи «тоталитаризма» связано как раз с тем, что именно в советском обществе указанное выше классовое отчуждение впервые в истории начало преодолеваться. В том числе и в виде снижения уровня насилия над личностью. Разумеется, о полном завершении данного процесса тут речи не было – все же явление, которое определяло ход истории в течение тысяч лет, не могло быть отменено в одночасье. Но по сравнению с тем, что было на данной территории раньше, прогресс в указанном плане был огромный.

* * *

Однако – в полном соответствии с диалетичностью мира – это самое снижение уровня отчуждения для большинства сопровождалось… ростом его для того самого «классового меньшинства», что еще недавно выступало хозяевами положения. Причем, не только для самих «бывших» - т.е., недавних хозяев и властителей – но и для тех, кто пришел им на смену. (В смысле – занял т.н. «руководящие места» во вновь созданной государственной системе.) Впрочем, о последней категории мы поговорим отдельно, тут же хочется еще раз указать на то, насколько катастрофичной для «владеющего меньшинства» стало указанное выше изменение. Ведь еще недавно можно было сказать, что эти люди обладают практически неограниченной волей – и вдруг эта воля оказалась существенно обрезана.

Причем, это касалось не только знатной аристократии Российской Империи – коя еще недавно по своим возможностям (в плане использования иных личностей в своих целях) мало отличалась от упомянутых выше рабовладельческих или феодальных властителей далекого прошлого – но и более «мелких» бенефициаров подобного положения. К коим можно было отнести значительную часть т.н. «образованных сословий» - сиречь, представителей умственного труда. Которые в дореволюционное время имели определенные возможности в плане «побыть властителями», пускай и в ничтожных пределах. Ну да, из той же классической литературы можно прекрасно увидеть, что даже служащие «небольших чинов» пользовались, например, трудом прислуги. (Последняя в Российской Империи получала крайне ничтожную плату, поэтому была доступна самым мелким клеркам.) Или, скажем, трудом тех же поденных рабочих…

В любом случае, эти люди могли позволить «не обслуживать себя». Не варить еду, не чистить-штопать-гладить одежду, не ходить на рынок – ну и т.д., и т.п. Кроме того, чудовищная бедность сельского населения позволяла иметь очень низкие цены на продовольствие – которые так поражали приезжих из иных государств, и одновременно позволяли даже самым «бедным» представителям правящих классов питаться на уровне западных богачей. (Скажем, та же осетрина, икра, баранина или телятина присутствовали на столе даже мелких служащих. А уж о том, что творилось в праздники, лучше не говорить.) Однако преимущество указанной категории состояло не только в этом.Collapse )