September 14th, 2020

Белорусия, левые и кризис современности

Судя по всему, события в Белоруссии перессорили российских – и нероссийских – левых посильнее, нежели события семилетней давности на Украине. Тогда – я напомню – российская левая разделилась на «замайданцев», «антимайданцев» и «нейтралов». Что воспринялось, как крайне печальное событие на фоне осознания необходимости единства. Впрочем, если честно, то подобный раздел тогда прошел практически по всему «политическому спектру», и некоторые его представители буквально не пережили данный момент. Например, подобное можно сказать про «русских националистов», которых пресловутый «майдан» и последующая за ним украинская гражданская война, просто убили. (В том смысле, что после 2014 года вести речь о националистах, как о сколь-либо значимой силе, стало невозможно.) Так же нечто подобное тогда пережили «патриоты», кои по результатам данных событий почти полностью переродились в лоялистов. (Т.е., быть «патриотом», и не любить текущую российскую власть, стало невозможным.)

Левым, впрочем, тогда удалось выжить благодаря принятию идеи «это не наша борьба». То есть, благодаря признанию того, что столкновение украинских националистов с националистами русскими им чуждо. Разумеется, это был очевидный паллиатив, поскольку для людей, имеющих своей задачей улучшение жизни большинства в обществе – а именно этим, по идее, должны заниматься левые – любые значимые политические события являются ценными. Однако в указанных условиях делать было нечего – альтернативой была утрата левыми своей субъектности и встраивание их в тот или иной националистический дискурс. (Который – как было сказано выше – сам по себе находился в жестком кризисе.)

* * *

Так вот: с белорусской ситуацией, судя по всему, сделать так не получится. Хотя бы потому, что в данной стране протесты имеют слабую – по крайней мере, на порядок более слабую, чем на Украине – националистическую компоненту. А вот «социальная компонента», напротив, выражена тут гораздо сильнее. Впрочем, самое главное тут то, что на самом деле ни национализм, ни «социалка» не являются истинными причинами указанных протестов, выступая скорее неким «внешним выражением» их целей. Поскольку главным фактором, приводящим к возникновению данных событий, оказывается нечто другое – а именно, уже не раз упомянутое сверхотчуждение, в котором человек существует в последние несколько десятилетий.

На самом деле, кстати, это было заметно уже по Украине 2014, а проявлялось, понятное дело, еще раньше – скажем, в той же «оранжевой революции» 2004 года.(Другое дело, что сама «оранжевая революция» только использовала данный фактор в своих целях, выступая исключительно «верхушечным процессом», связанным с межэлитарной борьбой.) Однако до нынешнего года указанное «сверхотрицание, выводящееся из сверхотчуждения» еще скрывалось под иными факторами. Сейчас же – после американских BLM и разнообразных европейских протестов – его железный каркас стал проступать в подобных вещах достаточно рельефно для того, чтобы на этом основании можно было сделать определенные выводы.Collapse )