November 5th, 2020

Образовательная катастрофа и развитие человечества. Завершение

Итак, как было сказано в прошлых постах (1 , 2 , 3), развитие массового образования – впрочем, не только массового – очень тесно связано с той долей прибавочной стоимости, которая достается рабочим. То есть, проще говоря, с величиной реальной заработной платы. (С «прибавкой» доступных социальных благ.) В том смысле, что чем больше эта величина – то есть, чем большая доля доходов достается работникам – тем более качественным становится массовая школа.

И наоборот: уменьшение (относительной) оплаты труда, ликвидация доступности социальных благ приводит к образовательному кризису. То есть, к падению доступности образования, к снижению его уровня, а главное – к выхолащиванию его главного принципа, состоящего в привитии «образующимся» представления о возможности изучения и изменения окружающей реальности. И замене его на принцип имитации, манипуляции, сиречь, умения работать с пространством виртуальным. Которое отнюдь не сводится к известной всем сфере компьютерной графики – скорее наоборот, это компьютерная графика во всех своих воплощениях выступает небольшой и единственно полезной его частью.

Но пойдем по порядку. И вернемся к описанному в прошлом посте правому реваншу, который породил в экономике такие явления, как «рейганомика» и «тетчеризм». Сиречь, такие экономические системы,  при которых реальная зарплата большей части населения начала падать, а доходы правящей верхушки расти. Впрочем, помимо владельцев капитала  была и еще одна выигравшая «категория» населения. Это т.н. «яппи» - Yuppie, «молодые городские профессионалы». К этим самым «молодым профессионалам» принято было относить широко разросшуюся во время «рейганомики и тэтчеризма» категорию экономических и юридических специалистов, порожденных массовыми приватизациями и реорганизациями, слияниями и поглощениями, которые испытывал бизнес в это время. Причина последнего состояла в том, что – в связи с происходящими в СССР процессами – уже в конце 1970 годов страх перед «Красной угрозой» у мировой буржуазии исчез. Что сделало  возможным резко повысить уровень конкуренции – со всеми вытекающими последствиями.

* * *

Обыкновенно «яппи» принято противопоставлять хиппи – собственно, и данная аббревиатура создавалась именно из этого противопоставления. С намеками, что, дескать, «новая молодежь» вместо прежнего безделья, курения «травки» и беспорядочного секса начала выбирать упорную учебу, работу и семейные ценности. Однако в действительности яппи сменили не столько «детей цветов» - кои действительно в это время уже уходили в прошлое, но по совершенно иным причинам – сколько упомянутых в прошлом посте инженеров и ученых. Которые еще недавно выглядели, как очевидные бенефициары бытия, но уже в 1980 годах оказались вытесненными на второй план. Ну, в самом деле:  в 1950-1970 годы технические и естественно-научные специалисты могли просто не задумываться о трудоустройстве. (А если они выбирали вместо «работы на дядю» собственный бизнес – то могли не задумываться о сбыте продукции.) В 1980 годы же – когда экономика вновь начала напоминать (см. выше) кипящий котел  – шансы «технарей», естественников и «примкнувших к ним» честных гуманитариев стали резко падать.

В том смысле, что фирмы теперь могли с легкостью разориться или менять направление своей деятельности, с соответствующим увольнением персонала. А государственные программы или закрывались, или переводились на ограниченное финансирование – вместе со всеми специалистами. Поэтому изучать в школе-колледже-вузе сложные естественнонаучные или технические дисциплины  стало просто не выгодным: неизвестно еще, что будет к моменту выпуска? А вот стараться попасть в категорию «молодых городских профессионалов» - они же «эффективные менеджеры», они же «чикагские мальчики» - напротив, стало означать жизненную удачу. Правда, как нетрудно догадаться, попасть в данную «систему» оказалось не так уж просто: это нанимать инженера или ученого можно было – и нужно было – исключительно по его деловым качествам. В случае же соприкосновения с крупным капиталом важнейшим качеством становилась лояльность владельцам. Поскольку нелояльный менеджер может нанести вред гораздо больший, нежели менеджер просто глупый. Это, с одной стороны, привело к тому, что проявления комформизма и умения представлять себя стало более важным, нежели реальные знания. (Даже по экономике или юриспруденции.) А, во-вторых, что еще более важным оказался… принцип происхождения. Ну да: проще всего получить лояльность, делая ставку на родственниковCollapse )

Еще раз об утрате технологий

У Розова в комментариях увидел прекрасное:

«Но при выходах из американского шлюзового модуля «Квест» воздух полностью не стравливается. Создав модуль, американцы купили предпоследний советско-российский насос по перекачке воздуха в невесомости и установили его в Airlock. Когда двух астронавтов в скафандрах EMU помещают в узкую «камеру экипажа», закрывается люк и включается насос – он перекачивает воздух из отсека с ними в «камеру оборудования» «Квеста» (и лишь небольшая часть уходит через клапаны за борт). Это удобно и экономично, поэтому мои коллеги из подразделения по материально-техническому снабжению МКС из NASA приехали в Москву и купили последний насос в ЗИП. К сожалению, технология его производства утрачена…»

Разумеется, после этого можно сколько угодно говорить о том, что «полеты на Луну были фальсифицированы, поскольку потерять возможность создавать лунные ракеты (модули, скафандры и т.д.) невозможно». Но только это будет смотреться просто смешно, поскольку приводимый выше пример показывает, что подобное было возможно даже не в 1970-1980 годы (кои для многих – уже «времена былинные»), а практически вчера. (Модуль «Квест» работает с 2001 года.) И люди, прекрасно помнящие то время, не просто живы – но еще и до сих пор активны.

Однако восстановить производство того же насоса они уже не могут - несмотря на потребность в нем Collapse )