November 8th, 2020

Что дала Тарусе Роза Люксембург и другие борцы за дело рабочего класса?

Недавно я делал небольшой пост  по поводу переименований улиц в города Тарусе. В котором указал, что даже в таком маленьком и провинциальном городке влияние советского периода на самом деле огромно. Хотя бы потому, что с 1913 по 1992 год его население выросло более, чем в 5,5 раз – с 1751 по 9800 человек! А ведь Таруса изменилась не так сильно, как иные города – которые, как, например, Нижний Новгород выросли с 111 тысяч  до 1 445 тысяч жителей! Один этот факт делает концепцию «переименования, как возвращения исторической правды» абсурдной. В том смысле, что большая (подавляющая) часть современных горожан – есть горожане «советские». (Даже если они и проживают на улицах, которые были заложены еще до революции.)

Однако современные города отличаются от дореволюционных не только «количеством» - то есть, размером – но и качеством. Даже если речь идет о таком небольшом поселении, как Таруса. В том смысле, что российские города до 1917 года – если не брать Санкт-Петербург и Москву, а так же Варшаву и Лодзь (но последние два города можно, по известным причинам, опустить) – фактически представляли собой «большие деревни». И по причине совершенно «деревенского» типа коммунального хозяйства – при котором вместо канализации были выгребные ямы, вместо водопровода – бочки с речной водой, а вместо дорого – непролазное месиво грязи в большую часть года. (Мощеными были лишь центральные улицы – и то в лучшем случае.) И по причине практически не отличающегося от сельского типа производства – в лучшем случае, сводившегося к кустарным промыслам со значительной долей кустарного же сельхозпроизводства.

Нет, разумеется, иногда встречались и индустриальные заводы и фабрики, но, в целом, их число было невелико. Была еще и торговля – однако, столь же архаичная, как и все остальное. (Наподобие знаменитой «Нижегородской ярмарки», которая во времена железных дорог, элеваторов и телеграфа смотрелась очевидным анахронизмом – даже если рассматривать ее в контексте мирового рынка зерна.) Поэтому особой прибыли она (торговля) стране не приносила: ну да, купцы Первой гильдии могли себе позволить шикарные особняки, многодневные загулы (поражающие иностранцев своей пышностью и бессмысленностью) и поездки в Париж. (Где продолжалась бессмысленная и беспощадная русская гульба.) Иногда доходило даже до благотворительности – но не более того. В том смысле, что городам от всего этого доставались буквально копейки, что и приводило к указанному выше состоянию. (При котором не было ни канализации, ни водопровода, ни мощеных улиц и тому подобных «признаков цивилизации».)

* * *

Впрочем, это касалось не только «внешних», но и «внутренних» характеристик дореволюционного бытия. Поскольку – за исключением уже упомянутых «столиц» - практически вся жизнь тогдашнего общества являла собой удивительную архаику. То есть, конечно, не удивительную, а вполне ожидаемую архаику, однако последняя не становилась от этого более современной. Это был мир, в котором замысловато был перемешан «Домострой», «псевдоевропейские замашки» образованного класса – разнообразных государственных служащих различного ранга, живущих еще по петровской «Табели о рангах»– а так же архаическая простота представлений простонародья. В рамках подобного «коктейля»  не зазорно было брать деньги за «решение» бюрократических вопросов, «учить» бабу оглоблей, напиваться пьяным до бесчувствия, «портить» соседских девок, таскать за волосы прислугу, справлять «нужду» под забор, недоплачивать нанятым работникам по любому поводу – ну и т.д., и т.п. (Особенно, если подобное хоть как-то «маскировалось».)

А вот читать «запрещенные книги», быть атеистом, изучать теорию Дарвина, заниматься физическими опытами (см. пример Циолковского), бороться с указанными выше и не указанными выше несправедливостями – напротив, не допускалось. Как не допускалось, например, участие женщин в жизни общества – и не важно, что там в Петербурге! Причем, речь идет именно об общественной оценке, а не о полицейском или ином государственном надзоре:  основная масса законодателей «общественного мнения» была еще более архаичной, нежели государственная машина. (Недаром еще Пушкин писал: «правительство – это единственный европеец»Collapse )

Что бы ждало Россию без Революции?

Пока писал предыдущий пост, рассматривал материалы об Индии. И нашел много чего забавного. Например, вот: "Жители индийской деревни приговорили двух девушек к изнасилованию." Если кратко, то там про то, что в индийском штате Уттар-Прадеш жители деревни приговорили 23-летнюю Минакши Кумари (Meenakshi Kumari) и ее 15-летнюю сестру к изнасилованию за то, что их брат сбежал с замужней женщиной. Еще раз: сами женщины тут совершенно не причем, это их брат решил совершить "возмутительный поступок". Нет, он никого не убил, и даже не избил, не украл денег, не присвоил чужого имущества, и даже не танцевал в храме. Он просто взял, и влюбился в женщину, находящуюся замужем и уехал с ней.

И за это с его сестрами решили совершить публичный акт насилия. Поскольку это - с т.з. обитателей данной деревни - позволяет восстановить "порушившуюся гармонию мира". Правда, сделать это не удалось, поскольку те успели сбежать. Но скольким этого не удалось? Кроме того, надо учитывать, что эти женщины оказались просто нищими, лишенными полностью имущества, с единственной перспективой в виде тяжелой и грязной работы. (Впрочем, останься они на месте - и перспективы эти были бы теми же самыми.) Ну, а самое главное: подобные сообщения из "Страны чудес" не являются сколь-либо уникальными. Скорее наоборот - подобные вещи давно уже никого не удивляют. Ну, разве что, сторонники "рассовой чистоты" могут повозмущаться "этим дикарям". (Последнее, кстати, забавно, поскольку индийцы не только не дикари, но и самые "эталонные" представители пресловутой "арийской расы".)

Так вот: почему это важно. А потому, что современная Индия, по существу, реализует тот самый путь, который был выбран российским руководством конца XIX века. А именно: "соединение народных традиций и мощного государства". (Иначе говоря, "православие, самодержавие и народность".) Причем, путь этот реализуется вполне удачно - в том смысле, что индийская экономика растет вместе с индийским населением, создана мощная армия и флот (еще раз, авианосцы строятся), имеется достаточно развитая наука и современные отрасли производства. Правда, исключительно в крупных городах - так это и в Российской Империи было то же самое. В том смысле, что Санкт-Петербург, Москва, Варшава, Гельсингфорс (Хельсинки) "образца 1914 года" - это развитые города, не уступающие, а порой и превосходящие города европейские.

Так и Дели или Мумбаи (Бомбей) - это мегаполисы, не уступающие Нью-Йорку или ЛондонуCollapse )