January 9th, 2021

Конец "демократической утопии" в прямом эфире

Если честно, то писать о событиях в США неинтересно. Ну, в самом деле, все ясно стало даже не осенью, когда Трамп проиграл во время определения выборщиков, причем совершенно очевидно это было сделано путем жестких «натяжек» и подтасовок. Но еще летом, когда по стране прокатилась волна BLM, и стало понятно, что ничего с этой волной американское государство сделать не сможет. Кстати, тут сразу же стоит сказать, что подобные «бээлэмы» не были для США какой-то новостью: бунты «цветного населения» есть «почтенная американская традиция», и, например, в том же 1992 году черные смогли на несколько дней захватить такой большой город, как Лос-Анжелес. Однако, в отличие от прошлого, волнения 2020 года охватили практически всю страну, и пока они не «выгорели», никто с ними ничего поделать не мог.

Разумеется, тут можно сказать, что они были обязаны «перегореть», и что именно ожидание этого и было наиболее рациональным. (И вообще, «мятеж не может кончиться удачей».) Однако все это не важно по сравнения с показанным данным происшествием бессилием государственной машины мощнейшего государства в истории по сравнению с почти безоружными выступлениями незначительной (если честно) части гражданского населения. В том смысле, что – в очередной раз – было установлена неспособность США (пока говорим именно о них) к какой-либо мобилизации. Причем, если коронавирусная инфекция показала это в плане относительного «медленного», но масштабно разворачивающегося процесса, то BLM дал ответ относительно того, как данная социосистема будет реагировать на относительно локальный, но «динамичный» инцидент.

Разумеется, тут не надо говорить, что и в первом, и во втором случае реакция оказалась, во-первых, совершенно не адекватной реальности. А, во-вторых, очевидно запоздалой. Все это поставило перед трамповским проектом «Сделать Америку великой вновь» непроходимую стену: в том смысле, что показало бессмысленность любых мобилизационных мероприятий в данном государстве. (На самом деле это относится не только к США, но разбирам мы, в данном случае, именно их.) Причем, даже не в «реальном пространстве» - на самом деле и до этого действия Трампа не отличались особой последовательностью, а в особенности активностью – но в пространстве «символическом». То есть, стало понятным, что любые попытки изменить течение позднеамериканской жизни окажутся бессмысленными.

* * *

Именно поэтому Трамп – который на самом деле важен не столько, как человек, сколько как персонификация определенного государственного проекта – оказался, как уже говорилось, обреченным. Потому, что «лучшие люди Америки» поняли, что переломить ситуацию, вывести страну вновь на восходящий участок, оказывается невозможным. (По крайней мере, без перестройки всей бюрократической машины.) Посему Трамп с его идеей «Грейтэгейна» оказался выброшенным за пределы существующего «политикума», и его последние полгода существования превратились в затяжную агонию, которую можно было продлевать, но нельзя прекратить. А после того, как Донни получил практически единогласный отказ в судах – несмотря на то, что юридически его обращения было крайне неоднозначным – то дальше «дергаться» для него стало бессмысленно.

Тем не менее, он, все же, решил «дернуться». В смысле, по какой-то таинственной причине, он решил призвать своих сторонников к сопротивлению. Точнее сказать, причина-то очевидная:Collapse )