January 17th, 2021

Россия и Запад: хроники гарантированного падения

Помню, как где-то во второй половине 2000 годов в РФ начали происходить довольно забавные вещи. А именно: стало возможным сравнивать жизнь в России и жизнь за границей. Нет, разумеется, это делать можно было и ранее – но раньше указанное занятие  превращалось в унылое воспевание преимуществ жилья «там», и еще более унылое перечисление страданий и боли «тут». Причем, под «тамом» подразумевались не только развитые страны Европы или США, но и любое государство за пределами бывшего Союза. Годились даже Болгария и Румыния. Да что там Румыния – даже Эстония и Латвия выглядели, как вершина комфорта и благосостояния по сравнению с униженной и разрушенной Россией.

Нет, разумеется, была и тут определенная категория людей, которая могла позволить себе уровень жизни не уступающий – а часто и превосходящий «среднезападный». Это те, кого в 1990 годы начали называть «новыми русскими»: представители крупного капитала, высокопоставленные госчиновники, а так же – высокооплачиваемые представители «обслуги». (Все эти «медийные лица» - телеведущие, популярные певцы, модные артисты и т.д.) Они, понятное дело, всегда чувствовали себя более, чем прекрасно даже в жалкой России «образца 1995 года». Но эти категории людей, понятное дело, были не слишком многочисленными – и большинству недоступными для попадания. Поэтому любой иностранец или эмигрант – особенно эмигрант, кстати – воспринимался, как обитатель некоего Элизиума, который решил снизойти до нашей юдоли страданий.

И вдруг – оказалось, что можно сравнивать. И что средний обитатель российской столицы или, даже, «миллионников», вполне может получать блага, сравнимые с обитателями второстепенных европейских городов. (И быть русским в подобной ситуации вовсе не стыдно!) Этот самый момент, в сущности, и породил феномен «развитого путинизма», как некоего компромисса между властью и населением. В результате которого последнее отказывается от всех претензий к «хозяевам страны» - включая претензии к разграблению природных ресурсов, роскошнейшей жизни и массовому вывозу денег за рубеж – в обмен на возможность хоть как-то снять то колоссальное состояние унижения, которое возникло в последние пару лет перед гибелью СССР, и стало крайне актуальным в первом постсоветском десятилетии.

Причем, тут важным было именно снижение «градиента» по сравнению с Европой, а не фактический уровень потребления. Поскольку – как это не удивительно прозвучит – но некоторые вещи во второй половине 2000 стали менее доступными, нежели ранее. Например, именно в этот период крайне выросли цены на коммунальные услуги, на порядок поднялась стоимость жилья, началась «оптимизация здравоохранения» и падение уровня образования, ну и т.д., и т.п. Но все это «на Западе» изначально было очень дорого (как жилье-коммуналка) или малодоступно (как хорошее образование), поэтому сравнение по данным категориями никогда не делалось. А вот возможность «более лучше одеваться», иметь современную бытовую технику и новую «иномарку», ездить «за границу», ну и т.д., и т.п., были «на виду».  И поэтому оказывались на порядок более важными, нежели сокращаемые «больничные койки». (Да, в 2020 году это аукнулось, но ведь до 2020 надо было еще дожить.)

То есть, основой «развитого путинизма» изначально выступала исключительно прозападная направленность нашего общественного сознания. Collapse )