February 9th, 2021

Введение в прикладную футурологию. Часть первая

Позавчера у меня вышел пост , посвященный текущей политической ситуации. Где было показано, что же в современной российской политике так и не удается создать «образ будущего», вследствие чего эта самая политика существует в очень глубоком кризисе. Поэтому имеет смысл написать о том, как же можно создавать этот «образ», и каким он должен быть для того, чтобы стать реальным образом будущего, а не отвлеченной сказкой. Разумеется, в прошлом посте об этом так же говорилось: для того, чтобы это произошло, необходимо основывать свои предсказания на анализе реальных исторических процессов. Тех самых «длинных трендов», которые, собственно, и определяют развитие цивилизации. Впрочем, подобный момент выглядит довольно очевидным – хотя существует множество людей, которые никаких трендов не признают, рассматривая любую ситуацию с т.з. «здесь и сейчас». И рисуя будущее исключительно, как продленное настоящее.

Скажем, большая часть т.н. писателей-фантастов делает именно это. Впрочем, в данном случае, футурологическая точность не нужна – нужны художественные достоинства произведения, которые лучше всего проявляются в случае использования привычного антуража. (Например, как это случилось с произведениями братьев Стругацких, которые взяли футурологическую модель Ивана Антоновича Ефремова, и наполнили ее «лучшими из своих современников».) Однако надо понимать, что это преимущество – довольно специфическое, и даже в пределах «чистой литературы» работающее довольно условно. (Скажем, тот же Ефремов прекрасно работал именно с образами будущего – и на популярности его это не сказывалось.) В случае же более «серьезной» футурологии концепция «продленного настоящего» оказывается просто непригодной. (Достаточно вспомнить все «футурологические прогнозы» недавнего прошлого, основанные на идее «потребительского рая» - который очевидно закончился в 2020 году.)

Поэтому, все же, обратимся к указанным выше «длинным трендам» - анализ которых, собственно, и составляет «реальную» футурологию. Т.е., возможность предсказания того, куда может «двигаться» имеющаяся социальная система, а так же – какие возможности имеются для того, чтобы как-то корректировать данное движение. (Кстати, с пониманием, что эти «возможности коррекции» отнюдь не бесконечно.) Разумеется, тут можно было бы начать с еще более фундаментальных вещей – не просто от «длинных», но от «сверхдлинных» трендов. (Некоторые исследователи - как тот же Назаретян со своей «Универсальной историей» - кстати, попытались сделать именно это. Хотя и не слишком удачно.)

Но, ИМХО, сверхдлинные тренды – т.е., тренды, длительность которых превышает время существования человеческой цивилизации в целом – можно опустить. (Тем не менее, замечая их проявление в более коротких процессах) И начать рассмотрение с «движений», которые сравнимы по «времени жизни» с временем существования отдельных обществ. Что же мы имеем в этом диапазоне?Collapse )

Фритцморген и падение доходов

Удивительно: после долгого периода убежденных постов о том, как же растет уровень жизни в благословенной РФ, Фритцморген все же признал , что реальные доходы граждан в ней упали на 8% с 2013 года. (Как говориться, на пятый день Зоркий Глаз увидел, что в сарае нет одной стены.) Видимо, идти совсем уж против течения показалось ему неудобным: если даже верховный правитель соглашается с тем, что доходы падают, то дальше держаться за идею "никогда еще россияне не жили так хорошо, как сегодня" становится просто неприличным.

Конечно понятно, что просто так взять - и сказать: "мы живем сейчас хуже, чем в 2013", Фритц не может, и поэтому объяснил это через рост платы по кредитам и повышение налогов. Дескать, россияне от радости за снижение процента по ипотеке понабрали квартир, и теперь вынуждены платить за это банкам. Ну, а повышение налогов - это, вообще, есть очевидное благо: ведь на них строятся дороги, школы и больницы.

Правда, непонятно при этом, отчего значительное число вновь построенных дорог оказывается платными - ведь деньги-то на них, вроде-как, уже были собраны? Да и с больницами все обстоит достаточно странно - например, с 2000 года количество больничных коек в стране сократилось на 500 тыс. (Напомню, что "койка" тут - не просто кровать, а штатная единица, определяющая доступность лечения:  скажем, именно от "коек" зависит численность медперсонала.) Особенно странно смотрится тут то, что одним из важнейших предметов сокращения во время "медицинской реформы" были койки "инфекционные". Те самые, число которых пришлось так резко наращивать во время эпидемии коронавируса в 2000 году. (О том, что это "экстренное наращивание" стоило в разы больше, нежели все выгоды, полученные от сокращения, думаю, можно не говорить.)

Да и с ипотекой не все так просто. В том смысле, что "дешевые ипотечные кредиты" в действительности привели к росту цен на недвижимость примерно на 10%. (В некоторых городах - и больше.) То есть, если кто и выиграл от этого - так это строительные компании. Collapse )